Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

Появление таких поселений на правобережье Днестровского лимана и Нижнего Днестра, а также в близких к ним районах, на границе степи и лесостепи, можно рассматривать как подтверждение письменных данных о гетах на левобережье Дуная и «гетской пустыне» вплоть до Днестра в IV—III вв. до н. э. В то же время наличие на той же территории одновременных скифских памятников свидетельствует о том, что гетское население не чинило препятствий для пребывания рядом с ним скифских кочевий. Вероятно, создалось какое-то относительное равновесие сил, при котором скифы, ослабленные поражением в войне Атея с Филиппом в 339 г.,  уже не могли быть хозяевами этих мест, а геты еще не были в состоянии изгнать скифов. Проникновение гетов на левобережье Нижнего Поднестровья в конце IV в. до н. э., о котором мы можем судить по нескольким поселениям на берегах Кучурганского лимана, и то обстоятельство, что жизнь на этих поселениях продолжалась не только в IV— III, но и во II в. до н. э., скорее всего можно связать с усилением гетов на левобережье Дуная. Может быть, именно к этому времени относится создание первого крупного объединения гетских племен, способного выставить на левом берегу Дуная значительные военные силы для отражения натиска Александра Македонского.

Сведения об этом содержатся у Страбона и Арриана. После смерти Александра геты были объединены в единое царство во главе с Дромихетом. Однако очень трудно сказать на основании имеющихся письменных данных, каковы были границы этого царства и что оно представляло собой. Совершенно очевидно лишь, что в него входила степная территория Днестро-Дунайского междуречья, поскольку события, описанные Страбоном (о столкновении Дромихета с Лисимахом в 293/292 г. до н. э.), должны были происходить где-то в степном районе Северо-Западного Причерноморья. В это время, видимо, геты играли здесь уже более важную роль, чем скифы. Во всяком случае в начале III в. до н. э. политическая власть над этими землями была в руках гетов, тогда как в эпоху Атея здесь явно господствовали скифы. Неясно, входили ли в гетское объединение на левобережье Нижнего Подунавья те гетские племена, которые населяли лесостепные районы Днестро-Прутского и соседнего с ним Прутско-Сиретского междуречий.

В письменных источниках нет хоть сколько- нибудь определенных упоминаний об этих районах. Археологические данные вряд ли могут существенно помочь при решении этого вопроса. И все же показательным является тот факт, что именно в Лесостепи была сосредоточена основная масса гетского населения, что именно там в конце VI в. до н. э. (но данным румынских исследователей) и в  IV в. (по данным советских археологов) возникают городища, бывшие не только оборонительными пунктами, но экономическими и политическими центрами. Т. Д. Златковская трактует это явление как факт, свидетельствующий о политической независимости или самостоятельности лесостепных племен.

Но вполне допустимо и второе предположение. Не исключено, что появление гетского населения в степных областях Днестро-Дунайского междуречья связано с продвижением к югу гетов из лесостепных областей. Если это так, то, возможно, центр объединенного Дромихетом союза племен находился не в стенной, а в лесостепной зоне расселения гетов, а сам Дромихет был выходцем из населения лесостепной области. Малочисленность гетских памятников на левобережье Нижнего Дуная и в  Гетской пустыне заставляет сомневаться в правильности построения Т. Д. Златковской. Сравнительно небольшое гетское население степных районов Днестро-Дунайского междуречья едва ли могло составлять такую военную силу, которая способна была противостоять Лисимаху. Поэтому либо в царство Дромихета должны входить лесостепные племена или какая-то их часть, либо в нем объединялись жители степи и правобережных районов Нижнего Дуная. Сильное царство Дромихета, расположенное лишь в степных районах Днестро-Дунайского междуречья, археологическими фактами в настоящее время не подтверждается.

На левобережье Днестровского лимана и Нижнего Днестра оседлое скифское население, основавшее многочисленные поселки около середины IV в. до н. э., продолжало жить на своих местах и после гибели Атея вплоть до середины III в. до н. э. Кочевое же население на левобережье Нижнего Поднестровья оставалось господствующим в этих местах до конца II в. до н. э. Свидетельством тому — Тираспольские курганы с находками латенских фибул II—I вв. до н. э. Весь археологический материал, которым мы располагаем с левобережья Нижнего Поднестровья, достаточно определенно говорит о том, что проникновение гетского населения не носило массового характера и не изменило общую обстановку в этом районе. Река Днестр оставалась пограничной между территориями расселения гетов, с одной стороны, и скифов — с другой, не только в IV—III вв. до н. э., но и во II в. до н. э.

По-видимому, лишь в эпоху гетского царя Биребисты эта граница была окончательно нарушена и геты смогли продвинуться до Ольвии. Находки в Ольвии и на Березани в слоях второй половины IV—III вв. до н. э. небольшого количества обломков фракийской керамики при полном отсутствии ее на поселениях этого времени в Нижнем Побужье ие могут изменить общий вывод о скифо-фракийской границе IV—III вв. до н. э. Проникновение в античный город небольшого числа фракийцев вероятнее всего объяснить либо как результат взаимодействия Ольвии с Истрией, где хорошо зарегистрировано присутствие местного фракийского населения, либо прямыми контактами Ольвии с одрисским дннастом Севтом III. Последнее подтверждается находкой и Ольвии монеты с его именем.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98