Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

ПРЕДМЕТЫ ТУАЛЕТА И УКРАШЕНИЯ

Группа материалов, которую можно связать с предметами туалета и украшениями из погребений фракийцев, и в первую очередь из курганов фракийской знати, довольно обширна. Во всяком случае число находок значительно преобладает над находками оружия или конского убора, уступая, видимо, только керамике. Однако основное место, особенно среди украшений, принадлежит изделиям греческого образца античною или местного производства. Как и в предшествующих главах работы, здесь будет уделено внимание лишь местным предметам, найденным во фракийских памятниках с одной стороны, и в скифских — с другой.

Простые булавки, которые часто встречаются в скифских памятниках, особенно в лесостепи Северного Причерноморья, в погребениях фракийцев VI -III вв. до н. э. отсутствуют. К булавкам, правда, относят пропеллерообразные навершия, найденные в некоторых погребениях. Однако ни разу не были встречены целые булавки с такими навершиями, поэтому и восстановить их форму невозможно.

Среди предметов туалета из памятников как северных, так и южных фракийцев больше всего находок приходится на фибулы. Эти застежки, очевидно, были почти единственным видом изделий, служившим для скрепления определенных типов как мужской, так н женской одежды фракийцев начиная с эпохи поздней бронзы и в течение всего античного периода.

Для скифского обихода фибулы не были свойственны. И все же редкие находки фибул известны как в степи, так и в лесостепи Северного Причерноморья. Все они происходят из погребений IV или IV—III вв. до н. э. Но только одну из них уверенно можно относить к числу фибул так называемого фракийского типа, широко распространенных на территории Фракии с рубежа VI—V вв. до н. э. Фибула этого типа была найдена в женском погребении кургана 28 у с. Холодный Яр на правобережье Среднего Приднепровья (рис. 34, 10). Она сделана из тонкого бронзового стержня. Спинка ее изогнута дугой: один конец вытянут и, видимо, был загнут вверх, но обломлен, сохранилась только часть приемника.

К фракийскому же типу относит В. И. Бидзиля бронзовую фибулу, найденную в нише центрального погребения Гаймановой могилы. Она сделана из круглой в сечении проволоки диаметром 7 мм, имеет короткий плоский приемник (рис. 37, 5). По форме спинки и пружины она действительно близка к фракийским, но отличается отсутствием отростка на приемнике, который составляет самую характерную черту фибул фракийского типа. Это заставляет ставить под сомнение определение В. И. Бидзили, хотя я не могу привести никаких других более близких аналогий.

В кургане 468 у с. Турья и 488 у с. Капитановка были найдены обломки фибул, по которым невозможно судить о целых формах  этих застежек. Однако другие находки из памятников Северного Причерноморья свидетельствуют о том, что фибулы поступали к скифам не только из Фракии. Так, с италийским типом «novicell’a» сравнивает

В. Г. Петренко частично сохранившуюся фибулу из кургана 32 у с. Бобрица. К европейским фибулам среднелатенской схемы принадлежат бронзовая фибула из погребения 2 кургана 9 у с. Пески Баштанского района Николаевской обл., а также из Тираспольских курганов. Бронзовая фнбула чертозского типа найдена на Пастерском городище. Кельтской считает О. Г. Шапошникова фибулу, найденную в погребении 1 кургана 38 у с. Отрадное.

Кольца с шариками. В некоторых фракийских погребениях встречены бронзовые литые кольца диаметром 1,5—3 см с тремя выступами в виде трех горошин, расположенных по наружному краю кольца. Иногда два или три кольца, сцепленных вместе, бывают отлнты в одной форме. Э. Бужор отмечает, что парные бронзовые кольца такого типа составляют частую находку в погребениях у с. Муригиоль (рис. 48, 1). Тройные кольца имеются в могильнике Енисала в Добрудже. Одинарное кольцо с тремя выступами происходит из впускного женского погребения 1 кургана II у с. Янково Коларовградского (рис. 48, 5).

Находки одинарных и парных колец с тремя выступами (рис. 48, 2—4) в виде горошин известны также в ряде погребений Цептральной Болгарии. Такие же кольца встречены н в погребениях 92 и 102 некрополя Аполлонии, которые, по мнению Ив. Венедикова, принадлежали местному, фракийскому, а не греческому населению.

В Муригиоле и Янково кольца были найдены в погребениях с трупосожжениями; в Аполлонии они найдены с трупоположениями. В погребении 92 три одинарных кольца с тремя выступами находились между ребрами и костями таза. В погребении 102 три пары колец лежало на груди вместе с двумя фибуламн фракийского типа. Ив. Венедиков пред полагает, что эти кольца служили застежками и были прикреплены к одежде умерших.

Фракийские памятники, из которых происходят описанные предметы, датируются второй половиной — концом V в. до н. э. (Брезово), но главным образом IV—III вв. до н. э. Аналогичные парные и одинарные кольца из бронзы и, реже, нз серебра или белого сплава в IV—III вв. до н. э. бытовали в Северном Причерноморье. Находки их известны главным образом в лесостепи, в мужских, женских и детских погребениях, но изредка они встречаются и в степных курганах. В некоторых мужских погребениях, как, например, в кургане XIX у с. Кирикова и кургане 487 у с. Капитоновка (рис. 48, 11) парные кольца с тремя группами тройных выступов лежали возле рукоятей мечей. В погребении 9 на могильнике у с. Николаевка на Днестровском лимане (рис. 48, 10), принадлежавшем девочке-подростку, три соединенных вместе кольца и два одинарных вместе с пастовыми бусами и бронзовыми пронизками входили в состав ожерелья и были найдены в области шеи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98