Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

Доводы, приведенные Н. Э. Онайко, мне представляются более убедительными, чем высказанные А. П. Манцевич, хотя аргументация Н. Э. Онайко явно недостаточна, чтобы признать ее решение окончательным. И. Венедиков доказал, что местом изготовления золотых сосудов, в том числе и фиал, составлявших панагюрищенский клад, был малоазийский город Лампсак. Поскольку по форме, насыщенности орнаментом и технике его нанесения (но не по содержанию) солохинская и куль-обская фналы могут идти в сравнение с панагюрищенской, то нельзя исключать возможность нх изготовления в одной из малоазиатских мастерских, близких к мастерской, в которой были сделаны сосуды панагюрищенского клада.

Серебряные фиалы, найденные во Фракии (граница их распространения не переходит Дунай), отличаются по форме тем, что имеют выделенную шейку с отогнутым наружу краем. Тулово с выпуклыми плечиками может быть разной высоты, а в центре дна имеется более или менее глубокая ямка. Фиалу такой именно формы держит в руках центральный персонаж в росписи Казанлыкской гробницы начала III в. до н. э. Немногие из найденных во Фракии серебряных фиал имеют гладкие, неорнаментированные стенки. Обычно на стенках располагается орнамент, чаще всего из каннелюр, иногда — это цветы лотоса, розетки или другой растительный узор.

Исследователи считают этот тип фиал наиболее характерным для персов эпохи Ахеменидов, поэтому часто фналы описанной формы называют ахеменидскими, хотя появились они много раньше на древнем Востоке и оттуда проникли в Грецию. И. Венедиков и Д. Берчу полагают, что фиалы, найденные во Фракии в памятниках конца VI—III в. до н. э., наиболее близки к ахеменидским. Вместе с тем И. Венедиков отмечает некоторые местные особенности в орнаментике, чаще всего это относится к украшению умбонов. Если в персидских фиалах для этой цели применялись изображения животных, то на фракийских — это растительный орнамент (фиалы из Александрово н Вербицы). Варварским вкусом и примитивизмом отличается оформление фиал, найденных в Букьовци, а также у с. Владиня Ловешко (рис. 42, 1).

 image093

На фиалах из Александрово, Аджигиола, Враца, Браничево имеются надписи греческими буквами, выбитые пуансоном или прочерченные на готовых изделиях. Надписи на первых трех фиалах трактуются И. Венедиковым как имя царя одрисской державы Нотиса, а отличающиеся друг от друга вторые слова — как имена фракийских мастеров, делавших фиалы по заказу Котиса. Эти надписи И. Венедиков приводит как один из аргументов в пользу того, что фиалы представляли собой произведения местных мастеров из разных районов Фракии, воспринявших ахеменидскую форму чаши. Существует и иная трактовка второго слова в надписи на фиале из Александрово и всей надписи на фиале из Браннчева. В. Георгиев трактует их как своего рода заклинания, в основе которых лежит стремление оградить могилу от разграбления или сохранить за умершим тс вещи, котор принадлежали ему при жизни.

Решение вопроса о месте изготовления фиал, широко распространенных в быту фракийской знати, не имеет принципиального значения для нашей темы. Важно, что среди находок из скифских-курганов можно назвать только две. соответствующие этим сосудам. Я имею в виду фиалу из погребения в кургане Хомина могила {рис. 42, 4), названную Б. Н. Мозолевским брезовским типом, и фиалу из кургана 4 погребения 2 у с. Владимировна (рис. 42, 3). Первая нз них по тулову украшена двумя рядами-довольно узких каннелюр, разделенными горизонтальной полосой «елочки». Омфал на дне был обведен поясом елочки, за которым следовал поясок спирального узора. По форме и характеру каннелюр эта фиала ближе всего к фиале (4) из кургана в Аджигиоле. Однако на ней нет дополнительного узора.

Фиала из Владимировки по форме очень близка к описанной, но на ее тулове один ряд узких каннелюр, обрамленный сверху двумя горизонтальными углубленными линиями, а снизу — одной такой же линией. На дне вокруг омфала — орнамент из завитков — лучей, расходящихся от круга с насечками, обрамляющего омфал. Хотя точных аналогий для этой фиалы привести не могу, характер орнамента на ней свойствен фракийскому искусству. По стилю и некоторой небрежности исполнения к этой фиале ближе всего серебряная фиала из клада у г. Владин, Ловешко (рис. 42, 1). Сходство этих двух фиал из Скифии с найденными во Фракии говорит об изготовлении тех и других в одних и тех же мастерских, которые работали прежде всего на фракийских заказчиков.

К числу форм металлической посуды, которые могут считаться «варварскими», т. е. не имеющими аналогий среди античной металлической утвари, принадлежат круглотелые кубки. Все они, кроме знаменитого электрового круглотелого сосуда с изображением скифов из Куль-Обы, сделаны из серебра. В курганах скифской знати, особенно отличающихся богатством инвентаря, такие кубки являются наиболее частой находкой по сравнению с остальными серебряными сосудами. Более того, в некоторых памятниках найдено по нескольку экземпляров серебряных кубков. Так, в кургане Куль-Оба их было четыре, в Солохе — три, в Гаймановой и Чмыревой могилах — по два. Чаще всего серебряные кубки встречались в богатых курганах Нижнего Приднепровья. Но отдельные находки их сделаны также в Крыму, на Тамани, на Нижнем Дону, в Среднем Приднепровье, а также на Северном Кавказе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98