Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

О местной лепной керамике Нижнего Приднепровья VI—V вв. до н. э. мы не располагаем данными, поскольку в немногочисленных памятниках этого времени керамика отсутствует. Зато имеется большой набор посуды с Каменского городища и довольно многочисленных селищ, возникших в IV в. до н. э. но обоим берегам Нижнего Днепра.

Кроме того, за последние десять лет при раскопках курганов преимущественно рядовых скифов в зоне строительства Каховской оросительной системы собралась довольно значительная коллекция лепных горшков из погребений IV—III вв. до н. э.

Исследования Б. Н. Гракова показали, что в болотом наборе фрагментов и незначительном числе целых сосудов из раскопок Каменского городища представлены исключительно скифские горшки пяти типов, широко распространенных в степи Северного Причерноморья от Дона до Дуная в IV—III вв. до н. э. Только на одном фрагменте стенки, по которому невозможно судить о форме сосуда, имеется орнамент, сходный с известным на фракийских горшках — пальцевые ямки, прерванные двумя стоящими рядом коническими налепами. Еще на одном небольшом обломке стенки имеется рельефный узор в виде «галочки», также сходный с известным на ряде фракийских сосудов. Видимо, эти элементы орнамента можно считать заимствованными от фракийских керамических образцов, хотя сейчас и невозможно сказать ничего определенного о путях проникновения фракийского орнамента к скифам Нижнего Приднепровья.

Среди целых или почти целых сосудов, найденных в скифских погребениях Нижнего Приднепровья, также отсутствуют сосуды фракийских типов, несмотря на то что не все они сходны с найденными на Каменском городище. Возможно, что фракийскими мотивами навеян орнамент в виде рядов небольших конических шишечек на одном из сосудов, близким к скифским по форме, найденном в кургане Каховского района. Однако во всех сходных с ним по орнаменту сосудов и среди фракийских древностей мне не известно.

Совершенно отсутствуют какие-либо признаки сходства с фракийской лепной посудой в комплексе керамики из скифских и скифо-античных памятников Восточного Крыма, а также в скифской и таврской посуде Центрального и Предгорного Крыма.

Среди бронзовых и серебряных сосудов, найденных в царских скифских курганах, с одной стороны, и погребениях фракийской знати — с другой, имеется немало одинаковых или близких друг другу сосудов, преимущественно античного производства, импортированных во Фракию и Северное Причерноморье из Средиземноморья, из различных центров античной культуры. Изучение импортных вещей не входит в задачу данной работы. Следует остановиться лишь на одной категории серебряных сосудов, но форме не относящихся к числу местных,— фиалах. Как говорилось выше, эта категория металлической утвари широко представлена среди фракийских древностей и известна в скифских царских курганах Нижнего Приднепровья и Крыма, а также Прикубанья. Там и здесь, кроме серебряных, имеются и золотые фиалы (в Солохе и Куль-Обе, с одной стороны, и Панагюришенском кладе — с другой).

А. П. Манцевич считает, что именно фиала была прочно связана со скифским бытом. По ее мнению, золотые чаши из Солохи и Куль-Обы свидетельствуют о принадлежности погребенных к царскому роду. Фиалы же из менее ценных материалов были принадлежностью костюма рядового скифа. Однако находки чаш типа фиалы в скифских курганах Северного Причерноморья, как уже было отмечено выше, сравнительно немногочисленны. Несколько серебряных фиал происходят из курганов Прикубанья (Семибратние курганы II и III, Нимфейские курганы, из кургана у Зубовского хутора, из Карагодеуашха).

Значительно чаще, чем металлические фиалы, в скифских курганах встречаются остатки деревянных открытых чаш, от которых сохранились тонкие золотые обивки. Поэтому мне представляется, что деревянные чаши, обшитые золотыми пластинками, а не металлические фиалы были в более широком употреблении у скифов.

Говоря о форме золотой фиалы из Солохи, А. П. Манцевич прибегает к сравнениям с фракийскими. По ее мнению, форма солохинской фиалы аналогична форме серебряных фиал из Башевой могилы, из Букьовцы Оряховско н из Тетевенско. «Все же в отношении формы наиболее близкими аналогиями являются фиалы Северного Причерноморья (кроме Зубовской) и фиала Башевой могилы…» — пишет А. П. Манцевич. Действительно, только эта последняя высокохудожественная фиала с гравированным рисунком на дне по форме соответствует солохинской и вообще большинству фиал из Северного Причерноморья. Особенностью их является отсутствие выделанной шейки. Они представляют собой довольно низкие, широко открытые чаши, по-разному орнаментированные вокруг ом- фала. По изяществу формы и характеру орнаментации такие серебряные фиалы справедливо считаются изготовленными в греческих мастерских, скорее всего Аттики. Золотые же фиалы из Солохи и Куль-Обы А. П. Манцевич считает сделанными крупными мастерами-торевтами при дворе фракийских династов, тогда как Н. Э. Онайко склоняется к мысли об их боспорском изготовлении.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98