Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФРАКИЙСКИХ КУЛЬТУР КАРПАТО-БАЛКАНСКОГО РАЙОНА В ПРЕДСКИФСКИЙ ПЕРИОД

Формирование фракийской этнокультурной общности большинство исследователей относят к началу раннего железного века. Народы предшествовавшего периода, в частности носители культуры Ноа и Кослоджени, тесно связанные с племенами Северного Причерноморья, румынскими учеными рассматриваются как вошедшие во фракийскую общность, но еще не фракийцы. Резкая смена культур в XI—X вв. до н. э., которую наблюдают исследователи в Карпато-Дунайском районе, является убедительным аргументом в пользу такого вывода, свидетельствуя о появлении здесь нового населения. Именно это пришлое население и считается основным ядром северных фракийцев, ассимилировавших местные племена.

В Прикарпатье и междуречье Днестр—Сирет выделяется две локальных группы памятников, которые исследователи связывают с наиболее ранними представителями северной ветви фракийцев и называют культурой фракийского гальштата (рис. 1). Одна из них — голиградская выявлена на территории Прикарпатья, в Приднестровских районах Тернопольской, Ивано-Франковской и большей части Черновицкой областей, а также в районе Сучавы в Румынии. В эту же группу в настоящее время, по предположению Г. И. Смирновой, включаются сходные с голиградскими памятниками Закарпатской области УССР и памятники культуры Гава и Трансильвании, Северо-Восточной Венгрии и Юго-Восточной Словакии. Поэтому всю группу Г. И. Смирнова предлагает называть гавско-голиградской.

Вторая группа находится в лесостепных районах Молдавской ССР и в Прутско-Сиретском междуречье в Румынии, известна в литературе как памятники типа Кишинев—Лукашевка в Молдавской ССР и Корлатэнь — в Румынии. Хотя общий облик культуры, представленной этими группами памятников, сейчас определился уже достаточно отчетливо, многие вопросы, связанные с их изучением, еще не решены. Прежде всего окончательно не выявлен генезис культуры, особенно происхождение второй, молдавской группы памятников, а значит, и ее носителей. Что касается гавско-голиградской группы, то из существующих в настоящее время точек зрения наиболее обоснованным мне представляется мнение К. Хоредта, которого придерживается Г. И. Смирнова, приводя дополнительные аргументы в его пользу. Согласно этой гипотезе гавско-голиградский комплекс сложился в землях Верхнего Потисья, поскольку именно там зарегистрированы наиболее ранние его памятники, относящиеся к периоду гальштата А1, т. е. еще к XII в. до н. э.

В Прикарпатье смена культуры ноа гавско-голиградской, видимо, происходила позднее, так как здесь наиболее ранние элементы этой культуры датируются Г. И. Смирновой XI в. до н. э., а развитый комплекс ее относится к X—IX вв. до н. э. Памятники типа Кишинев—Лукашевка в Молдавской ССР и Корлатэнь в Румынии появились тогда же или лишь немногим позднее гавско-голиградских в Прикарпатье. Однако, если для Прикарпатья генетические связи с Верхним Потиссьем достаточно очевидны, попытка ряда исследователей объяснить происхождение группы Кишинев—Корлатэнь тем же движением населения культуры гава на юг и юго-восток вызывает возражения. Этому выводу противоречит отсутствие сходства в керамике обеих групп, особенно в формах и орнаментации столовой посуды. Одинаковыми оказываются лишь большие корчаги протовиллановского типа, некоторые формы мисок, а также кухонные горшки, тогда как формы и орнаменты, особенно типичные для гавско-голиградского комплекса отсутствуют в молдавской группе, а те, которые характерны для последней, не представлены в гавско-голиградской.

image003

В то же время близость в погребальном обряде (трупосожжения с захоронением в урнах или просто в неглубоких ямах), способах домостроительства, одинаковое направление связей, прослеживаемые по металлическим изделиям, заставляют предполагать, что в происхождении населения и культуры раннего гальштата Днестро-Сиретского междуречья участвовали племена, родственные гавско-голиградским. К сожалению, пока не представляется возможным достаточно уверенно связать кишиневско-корлатэньскую группу с какой-либо определенной культурой предшествующего ей периода.

Хотя территории гавско-голиградской и кишиневско-корлатэньской групп культуры фракийского гальштата уже намечены, границы их требуют уточнения. Достаточно ясно, что восточная граница гавско-голиградской группы проходила по р. Збруч, за которой в юго-восточном направлении следовала область чернолесской культуры (рис. 1). С севера и северо-запада к ней вплотную примыкает территория высоцкой культуры, ранняя ступень которой синхронна ранней гавско-голиградской. Южная граница неясна. По имеющимся в настоящее время данным можно предполагать, что она проходила где-то в северных районах Молдавской ССР между Днестром и Прутом.

Наиболее северным пунктом, который с уверенностью можно отнести к числу памятников кишиневского типа, является поселение у с. Лопатник Бричанского района. Самый южный памятник этой же группы находится у с. Дайку Котовского района на южной границе лесостепи в Попрутье. В Поднестровье и Центральной Молдавии памятники кишиневского типа также не выходят за пределы лесостепи. Интересно заметить, что в Поднестровье на границе степи и лесостепи на поселениях у сел Балабанешты и Загайканы Криулянского района отмечено сочетание типичной степной белозерской и фракийской керамики, что не свойственно памятникам других районов Молдавии.

Иная картина наблюдается на территории Румынии, где поселения раннего фракийского гальштата кишиневского типа как будто известны не только в лесостепи, но и в стенном районе Прутско-Сиретского междуречья, на Нижнем Дунае, в районе Галаца, в Добрудже, хотя к двух последних районах преобладали памятники иного облика, получившие название «тип Бабадаг».

Основываясь на материалах Маталы, Г. И. Смирнова наблюдает развитие гавско-голиградского комплекса с XI до середины VII в. до н. э., относя к IX — первой половине VII в. большинство памятников.

В Молдавии и Румынии не наблюдается столь плавной эволюции культуры раннего фракийского гальштата. Памятники кишиневского и корлатэньского типа датируются в пределах XI—VIII вв. до н. э.. Около середины VIII в. до н. э. или несколько позднее их сменяют памятники, которые относятся к культуре Басараби, распространенной во второй половине VIII—VI вв. до н. э. на большей части Румынии, в Северо-Восточной Югославии, в Северной Болгарии и части Венгрии. В Молдавии они выделяются в особую локальную группу, названную шолданештской и отличающуюся от остальных некоторыми своеобразными чертами в керамике. Вопрос о происхождении культуры Басараби до сих пор не решен. Э. Вульпе предполагает местную основу в культурах эпохи бронзы — Виттенберг и Гырла-Маре в Юго-Западной Румынии, Вл. Думитреску связывает ее появление с движением племен с запада, из Центральной Европы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98