Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

image087

Наконечники стрел скифских типов IV—III вв. до н. э.— трехгранные и трехлопастные — постоянно встречаются на поселениях и городищах Карпато-Дунайского района, подвергавшихся раскопкам. Они есть на городищах Пояна, Стынчешты-Ботошань, на поселении Кэбешти и ряде других в Прутско-Сиретском междуречье 207, на городище Зимниче на левобережье Нижнего Дуная.

На территории Добруджи к IV в. до н. э. увеличилось количество памятников, где, кроме господствующих форм гето-фракийской греческой керамики, встречались обломки типичных скифских горшков (рис. 39). Они известны не только в Истрии и ее ближайшей округе, но и в некрополе IV—III вв. до н. э. у с. Николае Былческу, а также на поселениях того же времени у сел Меджидия, Албешты, Арса, Мошняны и Аджижеа. К сожалению, в имеющихся в настоящее время публикациях скифской керамике уделяется мало места, поэтому ничего нельзя сказать о ее количестве. Существенным представляется тот факт, что, кроме Добруджи, скифская керамика нигде во фракийском мире не представлена. Видимо, это не случайно, а связано с пребыванием именно на этой территории какого-то скифского населения. Относительно более широкое распространение в IV в. до н. э. скифской керамики в Добрудже по сравнению с VI—V вв. до н. э. по всей вероятности, можно объяснять или увеличением скифского населения, или возрастанием его роли в жизни фракийцев на этой территории.

Скифскими походами на запад в VI—IV вв. до н. э. многие исследователи объясняют возникновение в конце VI—V вв. до н. э. и постепенное увеличение к IV в. до н. э. укрепленных поселений — городищ на территории Прутско-Сиретского междуречья и в Нижнем Подунавье. К сожалению, городища, как и поселения, еще слабо изучены, поэтому пока нельзя получить ответ на многие вопросы, связанные с проблемой их появления, существования и исчезновения. На территории Прутско-Сиретского междуречья, где в настоящее время зарегистрировано около 20 городищ, частично исследовано только пять. Как отмечает А. Флореску, наблюдается концентрация их в естественно укрепленных зонах, но они отсутствуют на ровных местах в зоне холмистых понижений, которые имеют место » Северо-Восточном и Юго-Восточном районах Румынии.

Материалы конца VI — начала V в. до н. э. нока зафиксированы только на одном из двух городищ в Стынчешты-Ботошань (городище I). На втором городище наиболее ранние материалы относятся к концу V в. до н. э. IV—III вв. до н. э. датируется появление всех остальных городищ, известных не только в Прутско-Сиретском междуречье, но и на Нижнем Дунае. Так, на городище Зимниче ранние слои и укрепления датируются второй половиной IV — первыми десятилетиями III в. до н. э. Единственное городище, известное на территории Добруджи в устье Дуная у с. Бештене, считается одновременным кургану в Аджигиоле и могильникам Муригиол — Енисала, т. е. приблизительно того же времени, что и городище у с. Зимниче.

Конечно, необходимость защиты от скифов в период войны с Дарием, и особенно во время военных действий Атея, могла способствовать возникновению городищ. Однако, видимо, правы те исследователи, которые считают, что оборона от неприятелей была не единственной причиной, вызвавшей к жизни укрепление поселений. А. Флореску справедливо указывает, что в Карпатской зоне (в Трансильвании) городища появились еще в эпоху средней бронзы, в Добрудже — в начале гальштата (Бабадаг), т. е. задолго до скифских вторжений. По конфигурации и характеру укреплений городища скифского периода близки к этим ранним (те и другие укреплены земляными валами и рвами). Именно в них Д. Флореску предлагает искать источник происхождения гетских городищ скифского времени. Городища использовались не только в период нападений неприятеля. Они были постоянно обитаемы и служили центрами, где сосредоточивались ремесленная и торговая деятельность отдельных групп гето-фракийского населении. Разные размеры (от 1—15 до 20—25 га) и разная мощность укреплений видимо, отражали определенное назначение городищ.

Крупные городища, имевшие к тому же еще и наиболее мощные укрепления, считаются экономическими, политическими, торговыми и религиозными центрами для окружавших их местных племен. Такими были городища у сел Стынчешты и Пояна Текуч, а на левобережье Дуная — у с. Зимниче. Именно на них найдено большое количество греческой импортной керамики и сероглиняной гончарной посуды южнофракийского происхождения, фибулы фракийского типа и другие вещи, свидетельствующие о широком размахе торговли. Помимо греческой керамики, о тесных связях с античными колониями Западного Причерноморья говорят находки на городищах греческих монет, чеканенных в Истрии и Каллатии. а также местных лепных сосудов, подражающих греческим. Причем эти последние известны не только на юге и юго-востоке Румынии, т. е. поблизости от греческих центров, но  и в Центральной и Северной областях. В этой ситуации определить, какую действительно роль играли скифские военные походы за Дунай в появлении гетских городищ, сейчас не представляется возможным.

Городища скифского периода наряду с открытыми поселениями известны и в Северной Болгарии, хотя и мало исследованы. Большинство из них относится к V—IV вв. до н. э. По характеру укреплений они отличаются от описанных, так как окружены каменными стенами и имеют небольшие размеры. М. Чичикова полагает, что они были не только военно-стратегическими пунктами, но также экономическими и политическими центрами.

Заканчивая обзор археологических памятников скифского периода в Карпато-Балканском районе, необходимо подчеркнуть, что на всей этой большой территории известны лишь отдельные памятники и находки, которые можно считать принадлежавшими скифам. Они резко отличаются от фракийских. Вместе с тем контакты фракийцев со скифами прослеживаются по археологическим материалам начиная с VI в. до н. э. и становятся наиболее заметными в IV в. до н. э. Более всего они сказались в распространении оружия скифских типов — лука со стрелами и акинаков, щитов с пластинчатым набором. В конском уборе заимствования хорошо видны в формах и стиле украшений уздечек коней фракийской знати. Впрочем, элементы скифского звериного стиля прослеживаются и на других вещах фракийского производства начиная с конца VI — начала V в. до н. э.

Подражания скифским формам улавливаются и в конструкциях некоторых погребальных сооружений в курганах фракийской аристократии. Однако влияния скифского мира не изменили своеобразный облик материальной культуры фракийцев. Более существенную роль в жизни фракийских племен и развитии их культуры на всей рассматриваемой территории играли связи с античными колониями Западного Причерноморья и родственными племенами Южной Фракии. Их влияния были сильнее, и заметнее, чем скифское.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98