Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

Для выяснения особенностей фракийского искусства много дают два сравнительно недавно найденных клада. Один из них происходит из с. Летница в Северо-Западной Болгарии т. В бронзовом сосуде лежали серебряные украшения: налобник, 19 сравнительно крупных блях и серия мелких изделий. Сюжеты и стиль изображений на большинстве крупных блях не имеют никаких параллелей в произведениях скифского или скифо-античного искусства Северного Причерноморья, хотя, по-видимому, и находятся в зависимости от античного искусства и мифологии. Лишь некоторые бляхи украшены в скифо-фракийском зверином стиле и близки к найденным в кургане у г. Врац. И. Венедиков датирует вещи клада временем между 380 и 350 гг. до н. э., считая их одновременными вещам из курганов Врац и Аджигиол. Зарытие же клада он относит к периоду похода Александра Македонского против трибаллов (335 г. до н. э.). Как и курган у г. Врац, клад в Летнице, по мнению И. Венедикова, принадлежал царю или вождю трибаллов.

Второй клад найден в районе г. Яссы, у с. Баицени на плато, где не было следов ни погребения, ни поселения. Однако те и другие известны недалеко от места находки клада. В частности, отмечаются ряд поселений и хорошо укрепленное городище, которое трактуется М. Петреску Дымбовица как резиденция местного гетского царька в IV—II вв. до н. э. В зависимость от этого места исследователь ставит и клад у с. Баицени, состоявший из 70 крупных и более мелких только золотых вещей, выполненных в стиле фракийского и скифо-фракийского искусства. В его состав входили богато орнаментированный золотой шлем, близкий к аджигольскому, гривна с оригинальными концами в виде конских головок, различные бляхи, украшавшие не только одежду, по и конскую узду и некоторые другие вещи.

Как многие предметы из Аджигиоля, таь и те, что находились в составе клада в с. Баицени, особенно близки по стилю изображений к находкам из Летницы, Враца, Коцофени т. е. к тем, на которых особенно ясно прослеживаются черты, отличающие фракийское искусство от скифского. Пожалуй, в стиле и исполнении изображений здесь еще более, чем на вещах из других находок, проявляется примитивизм и варварская манера в передаче сюжетов и мотивов греческого и иранского происхождения. Со скифскими могут быть сопоставлены только квадратные свастикообразные бляхи типа краснокутских. Однако и в них много местных элементов, объединяющих их с другими изделиями фракийских мастеров, работавших в скифо-фракийском зверином стиле.

М. Петреску-Дымбовица датирует клад приблизительно 400 г. до н. э., считая его несколько более ранним, чем вещи из Аджигиоля, Враца, Крайовы и Летницы. Однако твердых оснований для такого выделения у автора нет.

Из числа фракийских памятников IV в. до н. э. выпадает погребение и отдельные находки, которые, видимо, можно связывать с присутствием скифов на гето-фракийской территории. Так, среди погребений, известных на левом берегу Дуная, выделяется одно, открытое у с. Гурбанешты на берегу р. Мостиштя в 52 км к востоку от Бухареста. Здесь было исследовано три земляных кургана, давших главным образом погребения эпохи бронзы.

В насыпи кургана 2 на глубине 0,90 м находилось впускное, сильно разрушенное погребение, от которого сохранились лишь: пластина из электра — обивка деревянного сосуда, на которой тиснением передана сцена терзания оленя грифоном в скифском зверином стиле; шесть бронзовых скифских трехлопастных наконечников стрел IV—III вв. до н. э.; кусок железной пластинчатой брони от панциря или щита; обломки каких-то металлических предметов (рис. 34, 29). Поскольку обряд погребения остался неизвестным, трудно решить, к го был похоронен в этом кургане. Однако то обстоятельство, что погребение было впущено и земляной курган и сопровождалось только скифскими вещами, позволяет предполагать, что оно принадлежало не гету, а скифу-воину.

Других погребальных памятников IV в. до н. э.. которые можно было бы считать скифскими, ни в Карпато-Дунайском районе, ни к югу от Дуная мне не известно. Следует отметить такой факт, как значительное сокращение по сравнению с VI—V вв. до н. э. находок скифских акинаков в Карпато-Дунайской зоне н отсутствие здесь погребений, которые можно было бы сопоставить с поздними погребениями агафирсов на Муроше или скифскими. Из немногих акинаков наиболее интересный найден у с. Петриканы в районе г. Нямц. Оригинальное навершие акинака оформлено в скифо-фракийском зверином стило (рис. 33, 26). Однако, судя по перекрестью, этот акинак вряд ли можно датировать временем позднее второй половины — конца V в. до н. э. Из серии предметов этого рода с территории восточной Румынии, опубликованных в сводке В. Михайлеску-Бырлиба, только частично сохранившийся акинак из Рэдени скорее всего относится к IV в. до н.  э., остальные — более ранние. Следует заметить, что на фракийской территории, расположенной к северу от Дуная, не только среди случайных находок, но и в погребальных комплексах отсутствуют акинаки, особенно типичные для скифов IV—III вв. до н. э. Они известны лишь в районах к югу от Дуная вплоть до Центральной Болгарии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98