Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

Присутствие местного населения в греческом городе Истрии фиксируется по находкам фрагментов лепной посуды фракийского облика уже в самых ранних слоях, соответствующих первому периоду существования города — в конце VII—VI вв. до н. э. Но для раннего времени комплекс такой посуды лучше всего представлен находками на поселении Тариверде, находящемся в 18 км к западу от Истрии. Архаический горизонт этого поселения относится к середине VI в. до н. э. В нем обнаружены остатки жилищ двух типов — землянки и наземные традиционные фракийские каркасноглинобитные дома, большое количество различных ям хозяйственного назначения.

Среди лепной посуды преобладали обычные фракийские горшки 40. Наряду с ними встречались и большие биконические сосуды, также связанные по происхождению с формами фракийского гальштата. Вместе с ними найдены фрагменты и целые, ни характерные для гето-фракийского мира, но имеющие прямые параллели в скифской керамике VI—III вв. до н. э. (рис. 35). Для архаического времени обломки такой же скифской посуды встречены в небольшом числе лишь в Истрии. В других местах Румынии они не известны. Кроме керамики, в Тариверде и Истрии найдены скифские костяные псалии и бронзовые наконечники стрел VI—V вв. до н. э. Из других находок на поселении Тариверде нужно отметить бронзовую фибулу такою же типа, как в памятниках группы Бырсешты—Фериджеле (рис. 34, 5). Здесь она хорошо датирована греческой керамикой середины VI в. до н. э.

Первой половиной V в. до н. э. датирует Б. Берчу четыре бескурганных погребения у с. Чернавода в Добрудже. Как и в группе Бырсешты — Фериджеле, все погребения здесь совершались но обряду трупосожжения на стороне. Кальцинированные кости и зола находились в урнах, накрытых сверху миской или каменной плиткой. Урны ставились в неглубокую яму и обкладывались по бокам неотесанными каменными плитками. Погребальный инвентарь находился в сопровождавших погребения сосудах или рядом с урной.

Наиболее богатым оказалось погребение I, и котором, кроме урны, накрытой миской, найдены горшок с положенными в него бронзовым зеркалом с железной ручкой, оканчивающейся двумя волютами (рис. 36, 10) и железным ножом (рис. 36, 11). Д. Берчу считает зеркало привозным из Ольвии. Однако нельзя исключить возможность изготовления его в прикарпатской мастерской по образцу ольвийских зеркал. Значительное количество бронзовых зеркал, известных в настоящее время в Трансильвании и Венгрии, заставляет меня вслед за В. М. Скудновой думать с существовании такого центра в Прикарпатье в VI—V вв. до н. э.

image079

В погребении 4 из металлических вещей найдена треугольная бронзовая подвеска с зубчиками на концах (рис. 36, 8), два бронзовых навершия булавок в форме пропеллера (рис 36, 2) и обломки железного ножичка такой же формы, как и в погребении 1.

Урнами служили типично гетские сосуды разных типов — горшки «мешковидной» формы (рис. 36, 7), баночные сосуды (рис. 36, б) и в одном случае — кувшин (рис. 36, 5). Все миски-крышки принадлежат к одному типу. Они имеют слегка загнутый внутрь венчик и полусферическое или коническое тулово (рис. 36. 1, 2).

Погребальный обряд и керамический комплекс из погребений в Чернаводе особенно интересен в связи с тем, что ближайшие аналогии им находят в памятниках Добруджи и других районов гето-фракийского мира IV в. до н. э. Это свидетельствует о том, что уже с начала V в. до н. э. выработались те особенности материальной культуры гетов, которые были типичны для IV в. до н. э. В первую очередь — погребальный обряд и керамика.

Среди памятников VI—V вв. до н. э. особое место в румынской литературе отводится поселению у г. Александрия на левом берегу р. Ведя в южной Румынии, которое отличается от остальных по комплексу керамики. Обычная гето-фракийская лепная посуда — горшки миски и черпаки (рис. 37, 4—8, 9) — по количеству находок стоит здесь на втором месте после керамики, сделанной на гончарном круге, явно не греческого облика.

image081

 

Среди последней преобладают обломки сероглиняных мисок разной формы (рис. 37, 10, 13—20), наряду с которыми имеются фрагменты высокогорлых сосудов, скорее всего кувшинов (рис. 37, 21). Те и другие но отогнутому венчику часто бывают украшены волнистыми прочерченными линиями или косыми насечками, а по шейке — узким рельефным валиком. Аналогичная керамика хорошо известна у южных фракийцев Болгарии с VI в. до н. э., откуда она, очевидно, и стала известна на левобережье Дуная.

image083

Основываясь на обилии находок гончарной посулы, К. Преда предполагает ее местное производство, хотя и воспринятое у южных фракийских племен. Э. Кондураки, однако, высказал вполне обоснованное возражение против вывода К. Преда. Он считает, что гончарная керамика в Александрии не может быть местной, а является привозной из Южной Фракии. О возникновении местного гончарного производства можно говорить лишь начиная с III в. до н. э. В самом деле, хотя находки серой гончарной посуды южнофракийского облика и зарегистрированы в ряде гетских памятников Карпато-Дунайского района уже для VI—V вв. до н. э. (например, в Бырсештском могильнике), но даже в IV в. до н. э. такая посуда здесь не имела сколько-нибудь широкого распространения. Вполне вероятным поэтому, мне представляется предположение Э. Кондураки, что поселение в Александрии отражает свидетельства античных письменных источников,« которых говорится о продвижении одрисов к северу от Гема вплоть до Дуная во время образования Одрисского царства при царе Тересе или во время процветания этого царства в эпоху Ситалка.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98