Скифия и фракийский мир

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98

ФРАКИЙСКИЕ ЭЛЕМЕНТЫ В ПРЕДСКИФСКИХ КУЛЬТУРАХ СТЕПИ И ЛЕСОСТЕПИ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

СТЕПНОЕ СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ

Белозерский этап

Одновременно или почти одновременно с распространением культур фракийского гальштата в Карпато-Дунайском районе происходят изменения в культурах степи и лесостепи Северного Причерноморья. В лесостепи наблюдается переход от белогрудовской к чернолесской культуре, в степи на смену сабатиновскому этапу развития позднесрубной культуры приходит белозерский. Получила ли отражение в местных культурах смена культур на западе, а если получила, то в чем она сказалась? Выделяются ли элементы культур фракийского гальштата н какова их роль? Для ответа на эти вопросы рассмотрим сначала степные, а затем лесостепные памятники Северного Причерноморья предскифского периода, включая и позднейший его этап, т. е. VIII—VII вв. до н. э.

Исследователям памятников поздней бронзы в степях Северного Причерноморья хорошо известен факт значительного сокращения числа поселений по сравнению с предшествующей сабатиновской эпохой. Видимо, это было связано с началом перехода к кочевому скотоводству и изменениями в экономике и социальном строе местных племен.

В топографии поселений, характере домостроительства не наблюдается каких-либо резких изменений по сравнению с предшествующим периодом, хотя каменное домостроительство, распространенное на сабатиновском этапе, менее характерно для поселений белозерского периода. Преобладающим типом жилищ были землянки или полуземлянки. Более заметные изменения происходят в погребальном обряде, хотя здесь тоже как будто не имела места резкая смена обычаев. Как и раньше, продолжает господствовать обряд захоронения покойников в курганах более древней поры в скорченном состоянии на правом или левом боку. Новым явлением было распространение бескурганных могильников и южной ориентировки взамен господствовавшей ранее восточной и северо-восточной, появление вытянутых трупоположений, в том числе и ориентированных головой на запад, а также широкое применение дерева и редкие случаи захоронений в подбойных могилах. Что касается погребальной обстановки, то по-прежнему большинство покойников сопровождала только керамика и, реже, какие-либо мелкие украшения. Вместе с тем появляются большие курганы типа Широкого с обширными могилами, в которых находились и более богатые наборы погребального инвентаря.

Изменения наблюдаются и в том, что, если в сабатиновскую эпоху в погребения ставили преимущественно кухонные горшки, на белозерском этапе распространяется обычай помещать в могилы хорошую столовую или ритуальную посуду. Большинство исследователей рассматривает новые черты, отличающие памятники белозерского этапа от сабатиновских, как результат эволюции местной позднесрубной или сабатиновской культуры. Сторонние влияния и заимствования допускаются для некоторых форм керамики и отдельных металлических вещей.

Существует и другая точка зрения, по которой резкая смена культур в Степном Причерноморье в начале белозерского этапа объясняется изменением культурного окружения населения северо-причерноморских степей.

В настоящее время в связи с недостаточным количеством источников н все еще слабой разработкой общих проблем археологии трудно решить, какая из этих двух точек зрения соответствует истине. Это и не так существенно для нашей темы, поскольку изменения фиксируются и теми и другими исследователями и лишь по-разному оцениваются. Нам же нужно выяснить, участвовали ли фракийские племена — носители культур фракийского гальштата — в этом процессе и какова их роль.

Можно ли говорить о фракийском влиянии на погребальный обряд населения степного Северного Причерноморья белозерского этапа? Как было сказано выше, для культуры племен фракийского гальштата Карпато-Дунайского района были характерны бескурганные грунтовые могильники, содержавшие погребения с трупосожжениями. У населения степного Северного Причерноморья белозерской поры этот обряд не имел места. Немногие трупосожжения эпохи бронзы, которые известны в ряде курганов Северного Причерноморья и в грунтовом могильнике у с. Компанийцы, относятся к более ранней, сабатиновской поре. В. В. Отрощенко убедительно показал их связь с поволжскими и приуральскими трупосожжениями федоровского типа.

Появление на Нижнем Днепре  белозерских грунтовых могильников типа Широкого, Федоровского, Васильевского и Первомайского А. М. Лесков объясняет лишь восточными срубными параллелями. Не отрицая этого заключения, следует заметить, что для племен срубной культуры бескурганные могильники не были традиционными. В Карпато-Дунайском регионе этот обычай был устойчивым для местного населения эпохи бронзы и носителей культур фракийского гальштата. Вполне вероятно поэтому допускать возможность и западного влияния, способствовавшего распространению в степях Северного Причерноморья бескурганных могильников.

Может быть, с обрядом местных племен Карпато-Дунайского региона следует связывать распространение на белозерском этапе южной ориентировки погребенных. Так, в Стойканском могильнике южная ориентировка господствует почти безраздельно. Правда, этот памятник относится к более позднему времени, чем белозерские погребения. Но погребальный обряд в нем считается местной традицией, идущей от культуры ноа.

В пользу высказанного предположения говорит и то обстоятельство, что погребения белозерского этапа с южной ориентировкой были особенно характерны для районов к западу от Днепра, и прежде всего для Днестро-Прутского междуречья.

Другие элементы обряда, появившиеся на белозерском этапе (вытянутое трупоположение с западной ориентировкой, широкое применение дерева, камышовых циновок, камки), не находят параллелей в западных материалах.

Керамика. На всех известных нам в настоящее время поселениях белозерского этапа или таких, которые считаются переходными от сабатиновских и белозерских, господствуют горшки, генетически связанные с более ранними, относящимися к срубной культуре. Такое положение свойственно для памятников не только восточной зоны степного Северного Причерноморья, но и для его западных районов. Показательным в этом отношении может считаться Тудоровское поселение на правобережье Нижнего Днестра, при раскопках которого получен большой набор обломков кухонной посуды. Аналогичную с тудоровской кухонную керамику дают Болградское поселение на оз. Ялпух н у с. Жовтневое. На этих же памятниках имеются и банковидные сосуды, связанные по происхождению с культурой ноа. Они бытовали и в сабатиновское время.

image017image019image021

Вместе с тем на ряде белозерских поселений встречены отдельные фрагменты кухонных горшков, сходных с горшками, характерными для культуры фракийского гальштата. Отличительным их признаком является наличие ручек-упоров на тулове или сосковидных налепов. Несколько фрагментов таких горшков встречено в верхнем слое Ушкалки (рис. 7, 13, 15), в Анатольевне на Южном Буге и, на поселении у с. Кошница на Днестре (рис. 8, 10, 11), на Белградском поселении (рис. 7, 7) и поселении в Змеевке (рис. 7, 1). На Тудоровском поселении имеется сосуд, по общей форме близкий к обычным белозерским горшкам с округлым туловом, но на его плечике есть четыре небольших упора (рис. 7, 5). Из Жовтневого происходят отдельные фрагменты довольно грубых по отделке поверхности сосудов с различными круглыми и овальными налепами (рис. 7, 3, 4). Горшок с едва намеченной шейкой и небольшими ручками-упорами происходит с поселения у с. Нижний Рога- чик (рис. 7, 2). Однако в целом фракийское воздействие на простую кухонную керамику белозерского этапа было слабым и мало отразилось на ее составе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98