Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Обратившись к материалам, которыми оперировала Т. С. Кондукторова, мы выясним, что для характеристики северопричерноморских скифов ею привлекалась, наряду с краниологическими остатками из собственно скифских памятников Нижнего Приднепровья, и краниологическая коллекция памятников скифского времени Среднего Поднепровья [С. 23—27], что не могло не повлиять на ее окончательные выводы. Сказалось на них и то, что анализируемый ею материал происходит в основном из памятников IV в. до н. э., которые отделены от вероятного продвижения скифских племен с востока более чем трехсотлетним промежутком времени, т. е. таким хронологическим периодом, которого вполне достаточно для постепенного угасания восточного импульса в результате смешения пришлого населения с автохтонным.

Н. Л. Членова, картографировавшая важнейшие памятники срубной культуры, открытые к настоящему времени, констатировала, что в доскифское время в Северном Причерноморье обитало необычайно многочисленное население, растворившее в силу этого пришедшие с востока племена и в этом смысле являвшееся физическими предками скифов [Членова, 1984, С. 264]. Это соображение, бесспорно, очень интересно. Оно еще раз свидетельствует, что для правильного понимания процесса этногенеза скифов необходимо не столько изучение скифских антропологических материалов в целом, сколько их тщательная проработка по различным — хронологическим, территориальным и социальным— группам. К сожалению, такая работа пока не проводилась. Однако уже первые результаты исследования, осуществляемого в этом направлении в Секторе антропологии Института археологии АН УССР, показали, как сообщила С. И. Круц, что об антропологической однородности населения северопричерноморских степей в скифское время говорить не приходится.

Таким образом, суммируя сказанное, мы легко заметим, что настаивать на каком-то полном соответствии одной из существующих в скифологии концепций происхождения скифов «автохтонной» или связывающей их появление в Восточной Европе с приходом из глубинных районов Азии — всему многообразию данных лингвистики, антропологии и письменных источников едва ли целесообразно. Вполне очевидно, что и в ближайшее время вряд ли будет достигнута четкая корреляция выводов археологов-скифоведов с наблюдениями специалистов, работающих в смежных областях науки. Хотя определенное единство в подходе к решению интересующей нас проблемы наблюдается, как мы стремились показать, практически в любой гипотезе, призванной объяснить проблему происхождения скифов как определенного исторического народа, присутствует представление о последнем как о гетерогенном этносе, сформировавшемся в результате взаимодействия родственных по языку местных и пришлых кочевых племен, генетические истоки которых следует искать среди различных групп населения культур срубного (местная линия) и андроновского (восточный компонент) круга, носители которых, судя по всему, были ираноязычны [Акишев, 1973, С. 43—48; Смирнов, Кузьмина, 1977, С. 51—53; Кузьмина, 1981; Членова, 1984; и др.].

В принципе, такой подход находит подтверждение и в данных этнографии. Перемещение этноса на новую территорию, заканчивающееся завоеванием пришельцами местного населения, в этническом плане может быть сведено к следующему: завоеватели полностью ассимилируют побежденных; победители почти бесследно растворяются в аборигенах; происходит синтез этнического суперстрата и субстрата [Алексеев, Бромлей, 1968, С. 35—36]. В истории наиболее многочисленны примеры третьего варианта. Это тем более справедливо, что при детальном рассмотрении многие явления, которые на первый взгляд можно отнести к первым двум вариантам, в действительности оказываются синтезом двух этносов [Алексеев, Бромлей, 1968, С. 36—38; Генинг, 1970, С. 101-103; Бромлей, 1983, С. 280—283].

Признание скифского этноса гетерогенным в качестве исходной посылки при решении проблемы происхождения скифов открывает целый ряд конкретных возможностей в конструктивном исследовании скифского этногенеза. К их числу относится выявление истоков различных по происхождению компонентов скифского этноса, история формирования которых, вероятно, также была достаточно сложной; изучение путей формирования скифской материальной культуры и скифского звериного стиля как сложных явлений, отражающих в какой-то степени особенности сложения скифского этноса; изучение скифского погребального обряда с точки зрения выделения этнических признаков, которые можно было бы связать с различными по происхождению группами скифского населения.

Настоящая работа также посвящена одному аспекту проблемы происхождения скифов. На основании археологических и письменных источников исследуются отзвуки этно-объединительных процессов, проходивших в скифском обществе. Эти процессы рассмотрены на фоне основных событий политической истории скифов, поскольку именно они привели к объединению в рамках одного политического образования различных по происхождению кочевых племен и стабилизации этого образования в определенных территориальных пределах, обеспечив тем самым зарождение этнических отношений и их развитие.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61