Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

С точки зрения Э. А. Грантовского [1960], поддержанной и значительно детализированной Д. С. Раевским [1977; 1985], эта черта скифского социального устройства относится непосредственно к кругу специфически индоиранских проявлений. Опираясь на взгляды Ж. Дюмезиля о наличии трехчленной социальной структуры (общинники — воины — жрецы) в индоевропейском, и в частности в индоиранском, обществе, они доказывают, что аналогичная структура имела место и у скифов. О происхождении трех сословно-кастовых групп скифского общества, реально существовавших «вплоть до последних веков скифской истории» [Раевский, 1977, С. 149], и повествует легенда о Таргитае и его сыновьях. Символами сословно-кастового деления в легенде выступают священные дары (ярмо и плуг — символ общинников, занятых земледелием и скотоводством, секира — воинов, чаша — жрецов), соотносимые с функциями возводимых к Арпоксаю, Лилоксаю и Колоксаю родовых подразделений катиаров и траспиев, авхатов, паралатов [Раевский, 1977, С. 66]. Однако действительно ли такое трехчленное социальное деление наблюдается только у ираноязычных кочевников?

Весьма показательно, что между структурными подразделениями политических образований тюрко- и монголоязычных номадов Евразии (крыльями и центром) существовало подобное разделение функций и связанные с этим особые права и привилегии входивших в эти подразделения родов. «Принадлежность к той или иной части улуса, орды, аймака,— отмечает А. И. Карагодин [1984, С. 26], свидетельствует о конкретном социально-политическом статусе человека». При этом левое «крыло» обычно менее привилегированное и почетное, чем правое. Первое в рамках военной организации триадного типа выполняло функцию военного ополчения, второе — постоянного войска, а центр — органа военно-политической власти [Стратанович, 1974]. Противопоставление левого и правого «крыла», а также различия в их функциях восходят, несомненно, к универсальному, характерному для всех народов противопоставлению правой и левой рук, основанному на физиологических особенностях человека. При этом правая рука в абсолютном большинстве случаев ассоциируется с активным началом, удачей, благополучием, безопасностью и т. д., тогда как левая воплощает пассивность и отрицательное начало [Иванов, 1972, С. 115—117; Гамкрелидзе, Иванов, 1984, С. 784—785]. По мнению Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова, у скифов, кроме того, существовало представление о правой руке как об агрессивной, наносящей основной удар. Именно поэтому, по их мнению, скифы отрубали правую руку у убитого врага (Геродот, IV, 62], символизируя тем самым полное его обезвреживание [Гамкрелидзе, Иванов, 1984, С. 785, сн. 2].

Самое примечательное, что в данном случае отвергаемые Э. А. Грантовским и Д. С. Раевским «кочевнические» аналоги в определенной степени подтверждают справедливость их выводов о наличии трехчленной социальной структуры у скифов, которая, впрочем, утрачивает на этом фоне оттенок исключительности.

Совершенно очевидно, что трехчленная социальная структура была характерна не только для индоиранцев. Ее зарождение связано с процессом разложения первобытных отношений. Возникновение имущественного неравенства приводит к социально-экономической дифференциации между родами, выделению знатных и правящих родов. В результате племенная организация постепенно становится орудием господства родовой знати и военных вождей над рядовыми общинами [Генинг, Павленко 1984, С. 100].

Один из путей достижения этого господства — приспособление военной организации к «родовой» структуре, закрепление военных функций за определенными родоплеменными подразделениями [Аверкиева, 1970, С. 120; Стратанович, 1974, С. 222—223].

У кочевников с характерной, организованной по родоплеменному принципу, структурой по данной схеме строились отношения господства и зависимости внутри крупных племенных союзов и конфедераций. В условиях подвижного быта входившие в их состав племена образовывали обширные и довольно монолитные этносоциальные организмы [Лашук, 1967, С. 33]. При этом зависимым племенам выделялось особое место — обычно левое «крыло» — в рамках уже относительно единой родоплеменной структуры.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61