Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Цитируемые выше соображения являются довольно характерным примером того, как борьба различных концепций относительно происхождения скифов превращается в малорезультативный и формальный спор, участники которого стремятся прежде всего «вписать» имеющиеся в нашем распоряжении пока еще не очень многочисленные факты в систему поддерживаемых ими концепций, причем даже в том случае, если эти факты по сути противоречат их точке зрения. В этой связи отметим также, что несколько преждевременны и утверждения о наибольшем соответствии лишь одной — а именно «автохтонной» — концепции происхождения скифов данным лингвистики, антропологии и других смежных со скифологией отраслей науки и полном расхождении с ними другой точки зрения на этногенез скифов [Яценко, Раевский, 1980, С. 107—110; Раевский, 1985, С. 91]. Остановимся на этом подробнее.

В этой связи прежде всего упомянем исследование этногенеза и ранней истории скифов, предпринятое И. В. Куклиной на материале античных письменных источников [Куклина, 1985] . Основные выводы автора монографии, в которой детализируются и более подробно аргументируются положения, опубликованные ранее в отдельной статье [Куклина, 1981], сводятся в кратком изложении к следующему. Исходя из анализируемого материала, И. В. Куклина приходит к заключению, что «археологическая дата распространения скифской культуры в Северном Причерноморье отражает время их (скифов.— В. М.) действительного там появления» [Куклина, 1985, С. 188]. Данные античных писателей, прежде всего Аристея и Геродота, позволяют очертить исходную в движении скифов на запад территорию в междуречье Амударьи и Сырдарьи [Куклина, 1985, С. 188—189] . Однако предложенная И. В. Куклиной идентификация Рипейских гор античных источников с «восточной оконечностью горных систем Средней Азии, в частности с Тянь-Шанем», позволяет ей отодвинуть искомую прародину скифов еще далее к востоку. «Тогда исконная территория обитания скифских племен,— отмечает И. В. Куклина,— может быть очерчена на юге Сибири, в той ее части, где открыт поразительный памятник скифской культуры VIII в. до и. э.— курган Аржан и где реально могли происходить контакты ариев с северными соседями, жителями лесной полосы, от которых и произошло заимствование индоиранскими племенами полярного мифологического цикла» [1985, С.190].

Рассматривая пути продвижения скифских племен с территории восточной прародины в степи Предкавказья и Северного Причерноморья, И. В. Куклина приходит к выводу, что они пролегали через Алтай, Тянь-Шань, междуречье Амударьи и Сырдарьи и далее через Иранское нагорье и Переднюю Азию: «…племена киммерийцев и скифов (царских) прошли… через территорию среднеазиатского Междуречья, переправились через р. Араке (Амударью), затем через Иран и Закавказье прошли в Малую Азию… В 585 г. до н. э. скифы вторглись через Кавказ и Северное Причерноморье, снова перейдя р. Араке (на этот раз армянский), и заняли Предкавказье и земли у Меотиды. С этого времени и начинается господство скифов в Северном Причерноморье и распространение там культуры, которая по праву может быть названа там скифской» [Куклина, 1985, С. 113].

Последнее утверждение И. В. Куклиной, на наш взгляд, небесспорно. Ему противоречит не только сообщение Геродота, согласно которому стели Восточной Европы к моменту падения господства скифов в Передней Азии были для них «своей» страной [Геродот, IV, 1], но и археологические источники, свидетельствующие о наибольшей концентрации скифских памятников, одновременных пребыванию скифов в Передней Азии, в степных районах Северного Кавказа. Именно здесь — к северу от Главного Кавказского хребта — следует, по-видимому, локализовать упоминаемую в запросах Асархаддона к оракулу «страну Ишкуза» [Виноградов, 1964, С. 24—30; Мурзин, Черненко, 1985, С. 229—230]. Следует отметить, что древнейшие памятники скифской культуры на территории Предкавказья и Северного Причерноморья относятся не к началу VI в. до и. э., как это представляется И. В. Куклиной, а ко времени не позднее первой половины VII в. до и. э. В этот период начинается проникновение скифов в Закавказье и Переднюю Азию через перевалы Центрального Кавказа и Дербентский проход, что хорошо документируется археологическими и письменными источниками [Крупнов, 1954; Виноградов, 1964; Погребова, 1984, С. 41, 197]. Иными словами, налицо все признаки того, что продвижение скифов в Переднюю Азию происходило по так называемому «западному» пути, освоению которого, как убедительно показал на обширном материале И. В. Пьянков [1979, С. 196] , действительно предшествовало утверждение кочевников в степях Поволжья и Северного Кавказа. Это было возможно лишь при движении последних на запад вдоль северного побережья Каспийского моря.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61