Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

ГЛАВА V. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ФОМИРОВАНИЯ СКИФСКОГО ЭТНОСА

В первую очередь рассмотрим на фоне раннескифской истории процесс этногенеза скифов и наметим его узловые моменты. Задача сложна и решение ее усугубляется отсутствием каких-либо прямых и однозначных письменных сведений относительно этнической истории скифов, а также отсутствием отработанной методики использования данных археологии для восстановления этнических процессов древности. По этой причине привлечены различные, зачастую весьма косвенные, данные, что, естественно, может вызвать споры относительно их трактовки. Сознавая дискуссионность наших выводов, отметим, что подобная работа проводится впервые и спорность некоторых ее положений вполне закономерна.

Обратимся к сведениям, отражающим первые шаги на пути этнической консолидации скифов. Исходной точкой этого процесса была встреча пришлых протоскифских и местных киммерийских племен в начале VII в. до н. э. Это событие можно считать началом собственно скифской истории, первый этап которой протекал под знаком походов в Переднюю Азию.

Письменные источники, характеризующие этот этап, представлены прежде всего различными древневосточными документами, содержащими упоминания скифов. Анализ этих документов позволяет произвести некоторые весьма любопытные для нашего исследования наблюдения.

Как уже отмечалось, оплотом вторгнувшихся в Переднюю Азию скифских отрядов была территория Маннейского царства, которая обладала рядом стратегических преимуществ. В запросах Асархаддона оракулу бога Шамаша имеются прямые данные о базировании на этой территории войск Ишпакая и Партатуа, о производимых ими отсюда набегах на границы Ассирии. Причем наиболее интересно, что при определении противостоящего на этом направлении врага в ассирийских документах нет единодушия, и наряду со скифами, «угрожающими из-за перевалов Хубушкии», упоминаются союзные маннеям киммерийцы [Дьяконов, 1951, №65— 69]. И. М. Дьяконов [1956, С. 237— 238, 265] склоняется к точке зрения, согласно которой под «киммерийцами» в данном случае подразумеваются собственно скифы. Причиной такой путаницы, считает И. М. Дьяконов, послужило то обстоятельство, что в вавилонском языке (а именно на нем написаны запросы) термин «киммерийцы» стал общепринятым для обозначения северных кочевников, и понимать его в каждом конкретном случае необходимо исходя из исторического контекста.

На наш взгляд, данное объяснение слишком сложно. Взаимоотношения с кочевниками играли немаловажную роль во внешнеполитической деятельности Ассирии, от развития которых во многом зависела судьба государства. Едва ли можно допустить, что в такой ситуации, требовавшей от властителей Ассирийского государства гибкой политики по отношению к различным группам кочевников (а то, что такая политика имела место, подтверждают и замысел Асархаддона о браке ассирийской царевны с Партатуа,  и достигнутый в конечном итоге союз Ассирии со скифами), ассирийский царь не различал киммерийцев и скифов, враждебных друг другу в соответствии с письменной традицией.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61