Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Ситуация изменилась в конце VI в. до н. э. Характеризуя комплекс лепной керамики Нижнего Побужья, К. К.Марченко, в частности, отмечает: «Определение этнокультурной принадлежности комплексов V — первой половины IV в. до н. э. не вызывает серьезных затруднений. Отсутствие заметных связей этого материала с кружальной греческой, а также лесостепной и гето-фракийской лепной посудой позволяет с некоторыми оговорками рассматривать его как органическое целое. Сопоставление материалов с лепной керамикой Каменского городища на Днепре — общепринятого эталона скифской степной культуры V—III вв. до н. э.— приводит к заключению об их предельной близости. Это не оставляет сомнения в том, что варварский компонент населения Ольвии и окружающих ее сельскохозяйственных поселений состоял в это время почти исключительно из осевших в Нижнем Побужье степных скифов» [там же, С. 16].

Таким образом, в отличие от более позднего времени, когда славянское население Лесостепи, объединенное в рамках единого государственного образования, успешно отражало натиск кочевого населения, в VI в. до и. э. победа оказалась на стороне степняков. Она была закреплена окончательным оформлением северопричерноморской Скифии в междуречье Дона и Дуная, основным центром которой являлись степи Нижнего Поднепровья, имевшие важное стратегическое значение. Именно здесь концентрируется основная масса скифских памятников V—IV вв. до н. э., среди которых особое место занимает укрепленное Каменское городище, традиционно отождествляемое со столицей степных скифов, а также наиболее богатые скифские курганы. Огромное количество вещей античного производства в курганах фиксирует определенные изменения в распределении продуктов торгового обмена между населением Лесостепи и Степи.

Установление степными номадами контроля над прилегающими через подвластную им территорию торговыми путями имело, по-видимому, и другие последствия. Одним из них было возникновение вынужденного экономического единства двух различных хозяйственных укладов в рамках Степи и Лесостепи. При этом, естественно, основу этого единства не следует сводить только к установлению контроля кочевых скифов над хлебной торговлей в Северном Причерноморье. Это с нашей точки зрения было основным, ко все же не единственным фактором, определяющим экономическое развитие Скифии. Исследователи, занимающиеся поздними кочевниками, давно заметили, что установление контроля над торговыми путями, взимание дани, захват добычи во время военных действий и прочие насильственные способы получения кочевниками прибавочного продукта, производимого земледельцами, обогащали лишь кочевую верхушку. Поэтому основная масса рядовых кочевников была весьма заинтересована в установлении нормальных торговых связей с земледельцами [см., напр.: Кляшторный, 1973, С. 256].

Есть все основания полагать, что аналогичная ситуация имела место и в скифском обществе. Так, Б. А. Шрамко давно и вполне обоснованно отстаивает точку зрения, согласно которой большинство изделий из металла шло к кочевым скифам из Лесостепи [Шрамко, 1971]. Действительно, многие исследователи отмечали [см., напр.: Тереножкин, 1966, С. 43], что у скифов, как и у большинства других кочевых народов, ремесла были слабо развиты. Причины этого различны. Немалую роль играли субъективные моменты, связанные с неприятием кочевниками иных, не связанных со скотоводством занятий. Об этом прямо пишет Геродот: скифы, как ««и почти все варвары, считают тех, кто обучается ремеслам, и их потомков менее почтенными, чем остальные сограждане. Тех же, кто воздерживается от занятий ремеслами, они почитают благородными и более всего тех, кто занимается военным делом» [Геродот, II, 167]. Не случайно, основываясь на этом отрывке и ряде других данных, Э. А. Грантовский [1980, С. 138] считает, что ремесленники у скифов были неравноправной прослойкой.

Однако не менее существенную роль играли и факторы объективные, связанные с отсутствием в Степи необходимых природных ресурсов. Возьмем, например, железоделательное производство. Известно, что для него, кроме железной руды, запасы которой (болотная руда) есть повсеместно на всей территории Украины, необходимо большое количество топлива. В этом плане большой интерес представляют расчеты Б. А. Колчина [1955, С. 40], детализированные В. И. Бидзилей, Г. А. Вознесенской, Д. П. Недопакой и С. В. Паньковым [1983, С. 56—59]. Согласно этим расчетам для получения 20 кг металла необходимо затратить 100 кг древесного угля, для чего, в свою очередь, следовало выжечь около 800 кг дерева твердых пород, что по объему составляет около 1 м3, т. е. около 50 деревьев высотой 6 м и диаметром ствола около 8 см! Понятно, что широкое производство железа могло быть налажено только в лесистых районах.

Эти экономические факторы, среди которых наиболее важным, как мы уже писали, было установление контроля над хлебной торговлей со стороны кочевников, облегчили политическое объединение степного и лесостепного населения в рамках единого государства, которое произошло ко времени Геродота. Завершился процесс образования северопричерноморской Скифии — определяющий в ранней истории скифских племен.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61