Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Что касается времени возникновения Ольвии, то здесь вопрос несколько более сложный. С. И. Капошина отмечала, что наиболее древние погребения Ольвийского некрополя относятся ко времени не ранее середины VI в. до н. э. [Капошина, 1956, С. 234, 238]. В свою очередь, С. Д. Крыжицкий писал, что на территории Ольвии культурный слой первой половины VI в. до н. э. до сих пор не обнаружен [Крыжицкий, 1979, С. 119]. Однако Ю. Г. Виноградов полагает, что по некоторым археологическим и эпиграфическим материалам время основания Ольвии может быть отнесено к рубежу VII—VI вв. до н. э. [Виноградов, 1971; 1976, С. 81].

Нельзя оставить без внимания и то, что образование таких ионийских колоний, как поселение на о-ве Березань и в Ольвии произошло в период переднеазиатских походов скифов. Вполне закономерно возникает вопрос, не обусловлено ли это событие в какой-то мере тем, что скифы, проникшие на территорию Передней и Малой Азии, были знакомы с населением Ионии. В принципе, в таком предположении нет ничего невероятного. Согласно И. С. Свенцицкой [1978], ионийские города, стремившиеся к расширению своей территории, встретили противодействие со стороны Лидии. Цари последней — Гиг, Ардис, Садиатт, Алиатт — вели непрерывную борьбу с Милетом, Эфесом, Клазоменами и другими греческими городами. Заключив в конце концов мирный договор с Милетом и Эфесом, Алиатт отдал свою дочь замуж за эфесского тирана и сам женился на ионянке. Между тем мы знаем, что на территории Лидии обитало какое-то скифское население. Присутствие скифов в Лидии послужило, по Геродоту [I, 73—74] , причиной конфликта между Алиаттом и индийским царем Киаксаром. Едва ли кто станет отрицать, учитывая столь тесные отношения Лидии и ионийских городов, вероятность контактов между жителями последних и обитавшими на территории Лидии скифами.

Археологическим отражением таких контактов могут служить некоторые изделия греческих ремесленников, обнаруженные в архаических скифских памятниках Прикубанья и Северного Причерноморья вместе с вещами переднеазиатского происхождения. Это серебряные зеркало и ритон из Келермесских курганов, золотая диадема с фигурами обезьяны и птиц из Мельгуновского кургана, верхняя часть кувшина в виде головы барана из Криворожского кургана на р. Калитве.

Особый интерес представляет серебряное зеркало из Келермесса, обстоятельный анализ которого с точки зрения искусствоведа был проведен М. И. Максимовой [1954]. Зеркало объединяет отдельные черты скифской культуры (форма зеркала, фигурка «пантеры» в третьем секторе, характерная для скифского искусства поза барана в четвертом секторе) с ионийской традицией, в русле которой выполнена основная часть изображений, покрывающих обратную сторону предмета (рис. 14). Такое сочетание, очевидно, объясняется тем, что ионийский мастер изготовлял зеркало специально для заказчика-скифа, учитывая его вкусы. И, видимо, не так уже далеки от истины Б. Б. Пиотровский и М. И. Артамонов, считавшие, что названные греческие вещи попали на северное побережье Черного моря вместе с вернувшимися из Передней Азии кочевниками [Пиотровский, 1959, С. 252— 253; Артамонов, 1974, С. 61—69].

Если учесть эти отрывочные данные, то трудно отказаться от мысли, что отплывшие от берегов Ионии к северному побережью Черного моря первые торговцы и колонисты были не только хорошо осведомлены об обитавших там народах, возможностях ведения торговли, хозяйства и т. д., но и рассчитывали на прямую поддержку скифов, кочевья которых в VII — VI вв. до н. э. захватывали и Нижнее Поднепровье. Однако основная часть скифских племен, как уже отмечалось, обитала в это время на территории Прикубанья и Северного Кавказа. Едва ли они смогли по-настоящему воспользоваться всеми выгодами возникшей ситуации. Не случайно в скифских памятниках Северного Кавказа чрезвычайно слабо представлены материалы, свидетельствующие о торговле с Березанью и Ольвией, по сути, они ограничиваются найденными здесь шестью зеркалами «ольвийского» типа [Виноградов, 1972, С. 136]. Главным торговым партнером Ольвии и Березани вскоре после их основания стали обладавшие значительным запасом хлеба земледельческие племена Днепровского лесостепного Правобережья.

 image027

Значит ли сказанное, что мы безоговорочно присоединяемся к мнению тех специалистов, которые считают, что Великая греческая колонизация VIII— VI вв. до н. э. была вызвана исключительно стремлением к развитию торговли, расширению источников сырья и рынков сбыта? Отметим, что спор между сторонниками «торгового» и «земледельческого» характера греческой колонизации насчитывает не один десяток лет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61