Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

До недавнего времени такая тенденция более четко прослеживалась в восточных районах Правобережной Лесостепи, на территории хорошо изученной киево-черкасской группы памятников. Так, по наблюдениям В. А. Ильинской [1975, С. 108], по-настоящему выразительный набор вооружения встречается в курганах бассейна р. Тясмин с рубежа VII—VI вв. до н. э. В погребениях первой половины VI в. до н. э. количество предметов вооружения заметно возрастает. Вторая половина VI в. до н. э. характеризуется наличием в курганах практически всего состава паноплии скифского типа. Наиболее высока концентрация предметов вооружения в курганах местной аристократии. Среди них — погребение № 2 кургана Репяховатая Могила [Ильинская, Тереножкин, Мозолевский, 1980, С. 39— 54], курган № 38 у с. Гуляй-Город, № 432 у с. Журовка [Ильинская, 1975, С. 15, 25], где в обширных погребальных сооружениях с парными захоронениями обнаружены великолепные образцы защитного и наступательного вооружения, многочисленные детали конской узды.

Близкая картина выявлена Г. Т. Ковпаненко в курганах Поросья. Здесь значительные наборы вооружения обнаружены в курганах №100 у с. Синявка, № 68 у с. Куриловка, № 40 у с. Бобрица и др. [Ковпаненко, 1981, С. 71].

К сожалению, гораздо хуже изучены памятники на территории Восточной и Западной Подолии, однако открытые Г. И. Смирновой на территории Среднего Поднестровья курганы у сел Долиняны и Перебыковцы также содержат многочисленные предметы вооружения и конской узды. В этом отношении особо выделяются курганы № 2 у с. Перебыковцы, № 2, 3 у с. Долиняны [Смирнова, 1978, С. 118—119, 123—125]. На территории ворсклинской группы захоронения воинов-аристократов обнаружены в курганах VI в. до н. э.— № 13 у с. Куриловка, Опишлянка, Витова Могила и др. [Ковпаненко, 1967, С. 96—99].

Огромную роль в развитии экономики интересующего нас района с VII в. до н. э. начинают играть торговые связи между населением Правобережной Лесостепи и античным миром, осуществляемые при посредничестве греческих колонистов, осваивающих северное побережье Черного моря. Установление этих связей относится ко времени не позднее второй четверти VII в. до н. э. Археологически данный процесс прослеживается по находкам восточносредиземноморской расписной керамики, сосредоточенным в основном в лесостепном междуречье Днепра и Буга [Онайко, 1966, С. 37]. В числе подобных находок, тщательно учтенных Н. А. Онайко [1966, С. 56], такие наиболее известные вещи, как горло родосско-ионийского кувшина из кургана у с. Болтышка Кировоградской обл., фрагменты родосско-ионийских ойнохой, обнаруженные на Немировском городище, обломок сосуда того же происхождения, найденный на поселении у с. Жаботин Черкасской обл. Значительная активизация торговли между населением Лесостепи и античными центрами происходит в VI в. до н. э.

Наибольшая концентрация изделий греческих мастеров отмечена в памятниках VI в. до н. э., расположенных в районе Канева и бассейна Тясмина, где наряду с амфорами обнаружены художественная ионийская и аттическая керамика, привозные металлические изделия [Онайко, 1966, С. 22, 41]. Эти данные свидетельствуют, что основным направлением торговой деятельности греческих колонистов в VI в. до н. э. были восточные районы Правобережной Лесостепи, соответствующие распространению киево-черкасской группы памятников. Именно отсюда в греческие города устремлялся основной поток произведенного в Среднем Поднепровье хлеба. Показателем активности хлебной торговли, по мнению Б. А. Рыбакова, является наименование Ольвии — «торжище Борисфенитов», поскольку под «борисфенитами», с его точки зрения, следует понимать население, оставившее вытянутую вдоль Днепра почти на 400 км киево-черкасскую группу археологических памятников скифского времени [Рыбаков, 1979, С. 138].

Соответственно основными источниками греческого импорта в VII—VI вв. до н. э. были античные поселения Днепро-Бугского лимана, прежде всего Березень и Ольвия. Согласно исследованию Л. В. Копейкиной [1979], наиболее ранним археологическим материалом Березанского поселения является родосско-ионийская керамика, отдельные немногочисленные образцы которой можно отнести ко второй четверти VII в. до н. э. (необходимо обратить внимание на соответствие этой даты времени появления аналогичной керамики на территории Днепровского лесостепного Правобережья). Основная масса такой керамики на Березани относится ко второй половине VII — середине VI в. до и. э. Имеется достаточно оснований полагать, что Березанское поселение возникло около третьей четверти VII в. до н. э.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61