Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Экспансии Ассирии на север, в горные долины Армянского нагорья, препятствовало усилившееся в VIII в. до н. э. Урарту. Хотя Тиглатпаласару III, а затем Саргону II удалось нанести серьезные поражения урартийским царям, Урарту сохранило свою независимость и вплоть до своей гибели в начале VI в. до н. э. продолжало играть активную роль в политической жизни Древнего Востока [Пиотровский, 1959].

На востоке к Ассирии примыкало обширное Иранское плоскогорье, отделенное от Месопотамии горами Загра. На северо-западе региона, на берегах соленого озера Урмия, в VIII в. до н. э. весьма усилилось Манейское царство, особое положение которого было связано с тем, что оно граничило и с Ассирией, и с Урарту. Поэтому его внешняя политика обусловливалась противоборством внутри государства ассирийской и урартийской партий. Для закрепления позиций Ассирии ее царям, в частности Саргону II, приходилось неоднократно организовывать военные походы на территорию страны Манна [Меликишвили, 1949].

Между Манейским царством на севере и Эламом на юге, горами Загра на западе и соленой пустыней Деште-Кевир на востоке обитали многочисленные и воинственные племена мидийского союза. Часть этой территории была захвачена Ассирией во время правления Саргона II. Здесь образовалось несколько ассирийских провинций. Однако сбор дани в этих провинциях осуществлялся только при помощи военной силы, а власть Ассирии более или менее прочно поддерживалась в районах, примыкавших к ассирийским крепостям [Дьяконов, 1956, С. 212—213].

Сложившуюся ситуацию довольно образно охарактеризовал один из наиболее известных ассирологов А. Оппенхейм. Касаясь политической истории Ассирии, он отмечает, что последняя в периоды неоднократно переживаемых ею на протяжении многовекового существования подъемов неизменно вела внешнеполитическую борьбу на три фронта. Первый-—это районы, населенные горными народами, столкновения с которыми не прекращались, второй был направлен против Вавилонии, третий развернут в сторону Средиземного моря. Некоторым царям-завоевателям удавалось значительно расширить границы Ассирии, однако после их смерти, как правило, завоеванные районы начинали выходить из-под власти Ассирии [Оппенхейм, 1980, С. 169—170].

Подобная ситуация наблюдалась и в период расцвета Новоассирийского царства. Впрочем, приведем в этой связи еще один отрывок из работы А. Оппенхейма: «Тиглатпаласар III был выдающимся завоевателем. Он в широких масштабах использовал веками утвердившийся метод переселения побежденных народов, и при нем влияние Ассирии распространялось даже на Аравию: две арабских царицы посылали ему дань. Ассирийское владычество охватило тогда Сирию и Палестину, что создало для Ассирии нового врага — Египет. Почти все царствование Саргона II ушло на отвоевание тех стран, которые Ассирия потеряла после смерти Тиглатпаласара III, а его собственная смерть в бою снова вызвала их отпадение и восстания во всех странах. Ассирийское могущество отнюдь не имело надежной основы; почти каждому царю приходилось преодолевать сопротивление больших районов древнего Ближнего Востока. Сопротивление ассирийскому господству, по-видимому, устойчиво возрастало во всем регионе. Сын Саргона Синаххериб (704—681 гг. до н.э.) был убит своими сыновьями во время восстания, после того как он провел всю свою жизнь в борьбе против врагов и повстанцев на всех трех фронтах. Асархаддон (680—669 гг. до н. э.), узурпировав трон, вынужден был не только усмирять саму Ассирию, но и бороться против новых врагов с гор— скифов и киммерийцев» [1980, С. 172—173].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61