Происхождение скифов

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Из-за отсутствия другого рода источников определить удельный вес каждой из участвовавших в этом процессе этнических составных можно лишь археологическим путем. Иными словами, выяснение, пусть даже очень приблизительное, путей формирования скифского этноса отчасти заключается в определении удельного веса каждой из названных нами выше трех составных частей скифской культуры.

Задача эта довольно сложная. Она требует тщательной проработки отдельных элементов материальной культуры, погребального обряда, а также образцов скифского звериного стиля. Потому делать окончательные выводы преждевременно. Однако некоторые наблюдения возможны уже сейчас.

Наиболее четко выделяются внутри скифской культуры элементы, берущие начало в культуре Передней Азии. Это, прежде всего, различные виды защитного вооружения — наборный панцирный доспех, средства защиты боевого коня и др., широкое распространение которых у скифов было обусловлено влиянием переднеазиатского военного искусства [Черненко, 1968, С. 155; Мурзин, Черненко,1980,С. 162— 163]. Влиянием переднеазиатских культурных традиций объясняется и появление в скифском зооморфном искусстве многих образов и иконографических схем—горного козла с повернутой назад головой, грифона, геральдически противопоставленных кошачьих хищников и др. [Ильинская, 1976], а также появление в арсенале скифских мастеров некоторых художественных приемов, применение которых привело к постепенному развитию скифских стел в направлении объемных статуй [Шульц, 1967, С. 237; Шульц, Навротский, 1973, С. 194].

Гораздо сложнее обстоит дело с выделением местных и привнесенных с востока элементов скифской культуры, что объясняется, по-видимому, определенной близостью культуры кочевников-киммерийцев и культуры номадов, появившихся в европейских степях в VII в. до н. э.

Сейчас уже не вызывает сомнений, что основой для формирования скифского керамического комплекса послужила керамика автохтонного населения позднейшей предскифской поры. Этот вывод подтвержден в специальном исследовании Н. А. Гаврилюк [1981]. Более или менее ясны местные корни таких элементов скифского погребального обряда, как катакомбы и гробницы в виде ямы с облицованными деревом стенками [Мурзин, 1982, С. 61—62].

В свою очередь, достаточно твердо закрепилось в археологической литературе представление о восточном, центральноазиатском происхождении характерных для раннескифской культуры каменных блюд [Петренко, 1967, С. 36] и бронзовых зеркал с ручкой на обратной стороне «евразийского типа» [Смирнов, 1964, С. 155].

Вместе с тем следует признать, что вопрос о происхождении большинства элементов раннескифской материальной культуры и образов зооморфного искусства по-прежнему дискуссионен. Причем речь идет о наиболее характерных вещах — оружии, деталях конского снаряжения и наиболее распространенных образах скифского звериного стиля, т. е. именно тех слагаемых раннескифской культуры, благодаря которым она, в основном, и выделяется как особое явление на фоне предшествующего развития степных районов Восточной Европы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61