Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Курганы Ольвии как символ ее славы и сакральной охраны. Некрополь окружал город с севера и запада и значительно превышал его площадь. В погребальном обряде Ольвии, как и во всех сферах ее духовной жизни, происходили определенные изменения. Они диктовались как внутренними социально-экономическими и политическими, так и внешними причинами. С усовершенствованием полисного устройства, усилением экономического самообеспечения и заметным социальным расслоением гражданской общины началось усложнение погребального обряда. Он всегда занимал важное место в жизни каждого человека, связанного тесными узами с родом, семьей и коллективом граждан. Пожалуй, ни в одном греческом центре на Понте Евксинском он не претерпел таких перемен и не содержит столь много разнообразных элементов, как в Ольвии.

К одному из них следует отнести массовое появление курганов на некрополе в период наивысшего расцвета Ольвийского полиса. Погребальные сооружения типа курганной насыпи сначала ольвиополитами не применялись. На протяжении всего периода умерших погребали в основном в простых грунтовых могилах. В V в. до н.э. с появлением подбойных могил с закладами представление о загробном «доме» постепенно меняется, но лишь среди определенной части населения. Со второй половины IV в. до н.э. устройство могил постепенно эволюционирует, превращаясь в более сложные погребальные сооружения земляные, а затем и каменные склепы с дромосами.

С запада и севера от Ольвии, судя по планам первых исследователей, были расположены различные по размерам курганы. В настоящее время от многих из них не сохранилось никаких следов. Замкнутая балками и лиманом огромная площадь ольвийского некрополя внутри была разделена дорогами на несколько участков, которые в отдельных местах смыкались с безбрежной степью. Высокие курганы группировались преимущественно вдоль дорог по периметру некрополя на его границах со степью. Большинство курганов находилось на юго-западной оконечности некрополя вдоль Широкой Балки. Эта группа курганов получила название «Урочище Ста могил». Как правило, отдельные крупные курганы находились от города на расстоянии километра или немногим более того. Такое своеобразное и рационально продуманное их расположение дало возможность предположить, что они являлись не только надгробными памятниками, но служили также дозорными пунктами и контрольными постами на дорогах при подступах к Ольвии.

Появление курганной насыпи совпадает по времени с введением в погребальном ритуале ольвиополитов такого важного элемента, как помещение умершего в каменный склеп. По форме и плану он напоминал однокамерное жилище или даже примитивный антовый храмик, что отвечало эллинским религиозным представлениям о сакральной героизации похороненных в них людей. Подобные нововведения обычно связываются с социально-имущественным неравенством гражданского коллектива в Ольвии, выделением особой группы аристократической знати, обладавшей значительными средствами, которая имела возможность сооружать богатые погребальные комплексы для родственников. Однако размещение крупных курганов на значительном удалении от города у дорог при выходе в степь диктовалось и сотерическими целями. Решение об устройстве курганов находилось в ведении государственных органов, гражданской общины и влиятельных в полисе религиозных союзов или жрецов, а не зависело от пожелания отдельных состоятельных граждан. Последние стремились бы похоронить родственников поближе к городу. Возведение первых высоких курганов, по-видимому, совпадает с учреждением декретов в честь особенно выдающихся граждан.

Следствием такого возвеличивания обычно являлись героизация и сакрализация отдельной личности как в роду, так и в государстве. Ольвиополиты, несомненно, знали об исконном обычае эллинов насыпать курганы над могилами местных героев. Им было известно и то, что над могилой почитаемого ими Ахилла на Сигейском мысу стоит курган. Широкое распространение поэтического творчества способствовало тому, что в сознании эллинов укоренилось представление о кургане как о памятнике героя. Вспомним хотя бы отрывок из трена Симонида о спартанцах, погибших в Фермопилах: «Курган — их алтарь, возлиянье — память, скорбь о них — хвала, таких похорон не затмит всеукрощающее время». По сведениям Фукидида, и эллинам, павшим при Марафоне, был сооружен монументальный курган на том месте, где происходила битва, как дань их величайшей храбрости и доблести. Он и сейчас находится под государственной защитой в Греции.

Главной причиной сакрализованных действий была традиционная вера в силу умершего героя, якобы способного приносить пользу живущим на земле и после смерти, предотвращать всевозможные беды. Существенную роль играло и желание сохранить в памяти народа его подвиги или деяния, как бы продлить его жизнь, слагая песни, устанавливая почетные декреты и статуи, возводя курганы. Именно курган представлялся ольвиополитам незыблемо вечным памятником. Место, где был похоронен такой гражданин, считалось священным. Сам же курган служил своего рода апотропеем не только могилы, но и всего полиса. Погребенные под курганами у самых стен Ольвии, по верованиям эллинов, должны были и в потустороннем мире способствовать спокойствию и защите города.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89