Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Посольская миссия анонимного ольвийского деятеля в Аорсию стала возможной лишь в том случае, если сираки, объединившись с поздними скифами, начали притеснять ольвиополитов или пытались силой взять их город, как скифы — Херсонес, требуя непомерную дань. В Ольвии не могли не знать о ходе боспоро-римской войны, тянувшейся несколько лет и ставшей причиной появления сираков вблизи юго-восточных границ Ольвийского государства, а возможно, и на его землях. В этот период оно еще не имело возможности вновь освоить и заселить принадлежащие ему в период экономического расцвета обширные территории. В декрете из-под Мангупа, вероятно, на самом деле речь идет о нижнемезийских легатах, к которым в тяжелых ситуациях Ольвия обращалась за помощью. Но если оттуда и поступала помощь, то она во второй половине I в. н. э. была  краткой и эпизодичной, не внесла в жизнь ольвиополитов каких-либо существенных и заметных изменений. Безусловно, продолжались незначительные торговые связи с некоторыми городами, в том числе и с теми, что входили в состав Римской империи, но постоянной базы римлян здесь еще не было. Обедневший город, не способный быстро подняться в экономическом плане до уровня других греческих городов, к тому же расположенный на определенном расстоянии от главного морского пути, имевшем для римлян стратегическое значение, мало их интересовал по сравнению с Тирой, Херсонесом и Боспором.

Очевидно, только такое первоначальное безразличие римлян к Ольвии побудило ее деятелей обратиться за помощью к сарматам и боспорцам. С целью повышения обороноспособности и ускорения экономического подъема, как и во время осады Зопириона, в гражданский коллектив Ольвии была включена небольшая группа военной элиты сарматского и эллино-скифо-сарматского происхождения. Это произошло приблизительно на рубеже 1-П вв. вскоре после отъезда Диона Хрисостома. Бесспорно, он бы не преминул вспомнить, что в городе совместно с истинными эллинами уже проживали граждане варварского происхождения со столь необычными, а порой и труднопроизносимый именами.

С этого времени в ольвийских надписях постоянно отмечаются ираноязычные имена ольвийских архонтов, стратегов, агораномов, послов, наряду с чисто эллинскими и смешанными именами. Причем носителей негреческих имен среди стратегов было больше по сравнению с другими магистратскими должностями. Судя по ним, в Ольвии жили потомки царей Фарзоя и Иненсимея, а также представители из племени сираков. В силу происхождения, смешанных браков, понимания преимуществ эллинского образа жизни и эллинского государственного устройства они значительно  быстрее, чем рядовые зависимые варвары, воспринимали и заимствовали все эллинское, даже в религиозной сфере.

 image213

Получив здесь не только гражданские права, но и доступ во все магистратуры, они содействовали увеличению экономического потенциала Ольвии. Так, в посвятительной надписи Аполлону Простату первой половины II в. представлены разноэтничные имена стратегов: Сохубаз, сын Антония, Омпсалак, сын Евресибия, Флиманак, сын Теагена, Посейдоний, сын Нейлона, Дурпакайс, сын Офелиона, Атадон, сын Метака. При этом следует отметить, что только коллегия стратегов, состоявшая в большинстве из носителей негреческих имен, в конце исполнения срока службы преподносила в дар храму Аполлона дары из драгоценных металлов. Из разграбленных погребений происходят также отдельные сарматские золотые вещи, украшенные камнями, зеркала, зсуотая погребальная маска и др.

 image215

Согласно надписям II первой четверти III в., носители иранских имен чаще давали греческое имя сыну, чем наоборот, что указывает на процесс эллинизации, а не варваризации ольвийского общества. Феномен заключается в том, что, благодаря сильнейшей полисно-демократической традиции и ее живучести, в Ольвии победила община коренных ольвиополитов, вынужденная в силу экстраординарных ситуаций впервые включить в свой состав выходцев из варварского объединения. Под ее целенаправленным воздействием они не только восприняли демократические установления и специально введенные правила по отправлению обрядов в культах верховных божеств государственными коллегиями, но и стремились к постижению знаний и ведения государственных дел по ольвийскому образцу. Ни одно из античных государств на Понте, за исключением Бсспора, не дает такого большого разнообразия как варварских имен, так и сарматских знаков.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89