Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Прямой политической зависимости или полного подчинения города Фарзоем все-таки не было. Ольвиополиты одновременно с его монетами выпускали собственную медную монету и посылали посольские миссии в разные места. Тем не менее, как известно из раскопок города и «Борисфенитской речи» Диона Хрисостома, они не достигли пока не только экономического расцвета, но и относительного благополучия. Чеканя золотые монеты Фарзоя, Ольвия оставалась чрезвычайно бедным государством. Очевидно, на протяжении более двадцати лет, когда выпускались эти монеты, Фарзой, как в былые времена Сайтафарн, собирал с ольвиополитов дань. В такой же степени вероятно, что он, как и Скилур, контролировал торговые пути, но помогал городу в случаях, когда тому угрожали нападением другие варвары. Вместе с этим, он держал в своей ставке советников и помощников из Ольвии, стремился внедрить сарматский элемент в культуру и этнический состав ее населения путем заключения межэтнических браков и т. п. Только правители такого царства, которое имело все традиции и компоненты царской власти, теснейшие и давние отношения с Ольвией и Боспорской державой, хорошо знали эллинскую культуру, могли выпускать собственные монеты со своими портретами и сложной эллинской и сарматской символикой.

Ведь совсем не исключено, что золотая монета Фарзоя, как один из ценных предметов, служила для царских наград и даров с целью пропаганды его силы и влияния, имени и авторитета. В то же время она представляла собой своего рода символ принадлежности греческого города к царским владениям при сохранении политической автономии, поскольку обширный регион находился под контролем и охраной сарматского царя, а Ольвия, как бы то ни было, располагалась на земле, окруженной варварским миром. Точно так же ольвиополиты по собственной инициативе могли выпускать эти монеты для удостоверения лояльного отношения к сарматам при подношении Фарзою даров или ежегодной дани. Фарзой был хорошо знаком с эллинской культурой, религиозными культами и их символикой, представленной на его золотых монетах. Даже поверхностное сравнение монет Фарзоя и Иненсимея показывает, что это были не просто дикие варвары, а достаточно эллинизованные правители, остававшиеся при всем этом верными своим этническим традициям.

Комплексный анализ письменных и археологических материалов, а также различных точек зрения других авторов свидетельствует, что царство Фарзоя необходимо искать в регионе оседлых скифо-сарматских племен. Не исключено, что он создал сильное царство с центром в Неаполе, куда входили непродолжительное время нижнеднепровские городища, земли сираков и Крымская Скифия. Географическая близость, политические и экономические контакты Ольвии, нижнеднепровских и крымских городищ, их постоянная обоюдовыгодная заинтересованность в торговле сделали этот город основным центром притяжения для всех уже достаточно эллинизованных варваров огромного региона.

Интересный фрагмент ольвийского декрета был обнаружен не так давно под Мангупом в Крыму. Неведомо каким образом он попал в столь отдаленные от Ольвии места. Из него можно получить лишь разрозненную информацию. Какой-то деятель (предположительно, ольвиополит, имя которого не сохранилось) сделал ряд полезных дел, которые традиционно в декрете перечислены. В один из голодных годов он сумел достать продовольственные товары, пройдя через враждебную страну. На собственные средства как посол побывал, вероятно, дважды у легатов Нижней Мезии, возможно, даже у Т.Плавтия Сильвана Элиана. Потом он снова занимался доставкой продовольственных товаров в Ольвию. Во время какой-то войны еще раз, исполняя посольскую миссию, но неизвестно в каком месте, выполнил все то, что ему было поручено, в результате чего «…заполнил нашу местность вспомогательным отрядом, что дало возможность возродить… мужество в отчизне и стремление деятельности». В последнем отрывке речь идет о том, что этот деятель «совершил также и посольство к Умабию (…) величественных царей Аорсии».

В почетных декретах отличившихся граждан чаще всего перечислялись различные достижения в их деятельности. Кроме того, для ольвиополитов, как и вообще для эллинов, топоним будь то город, полис, страна —  это то, что более или менее имеет давние границы и название. В декрете употреблен географический термин Аорсия, что, безусловно, указывает на известную по другим источникам страну между Танаисом и Прикаспием. Длительный период здесь обитали аорсы, занимаясь не только кочевническим скотоводством, но и земледелием. Они построили на этих землях укрепления, контролировали известные торговые пути, поддерживали теснейшие связи с Боспором.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89