Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Ольвия и сарматы. Во второй половине I в. н. э. ближайшая к Ольвии Тира была включена в состав римской провинции Нижняя Мезия. Еще раньше в ее состав вошли западнопонтийские города. В 50-е гг. этого века на помощь Херсонесу от варварских нападений был послан военно-морской отряд во главе с легатом этой провинции Плавтием Сильваном. В 44-49 гг. на помощь боспорскому царю Котису I в его борьбе за власть с братом Митридатом VIII Рим также отправил военный отряд. О взаимоотношениях ольвиополитов с римлянами во второй половине I в. н. э. не имеется каких-либо достоверных источников. Несмотря на усилия Абаба, Ольвия пока оставалась вне прямых интересов римлян. Представляется, что в какой-то мере этому мешали ее взаимосвязи с сарматами.

 image207

Этими племенами были заняты обширные степи между Доном и Днестром. Они периодически совершали грабительские набеги на пограничные области провинций Римской империи. Во время пребывания Диона Хрисостома в Ольвии небольшие группы сарматов и скифов прорывались к ее оборонительным стенам. Он также упомянул укрепление Алектор у слияния Гипаниса и Борисфена, принадлежавшее супруге сарматского царя. Еще раньше Плиний Старший, будучи хорошо информированным о делах Рима и его провинций, указывал на размещение одного из сарматских племен сираков поблизости от ольвийской святыни Ахиллодрома. Они перебазировались сюда после поражения в боспорской междоусобной войне Митридата VIII и Нотиса I, где сражались со сторонниками последнего аорсами.

 image209

Ольвийское государство снова оказалось как бы в кольце различных варварских группировок, тревоживших его население набегами. Поэтому на местах неукрепленных раньше сельских поселений были основаны укрепленные рвами и оборонительными стенами с башнями городища. Впоследствии они представляли собой своего рода общую систему обороны принадлежащих Ольвии земель. Вследствие сложившейся обстановки ольвиополитам, видимо, не оставалось ничего другого, как заключить какой-то договор с одним из наиболее влиятельных сарматских царей.

 image211

Наиболее важные сведения об ольвийско-сарматских взаимоотношениях во второй половине I в. н. э. дают золотые монеты, чеканенные на ольвийском монетном дворе, с изображением царя Фарзоя и серебряные монеты, вероятно, его сына Иненсимея. Фарзой — один из немногих правителей в Северном Причерноморье, чье имя и образ засвидетельствованы только на золотых монетах. По внешнему признаку их разделяют на две группы. В первой — имя и титул царя расположены на реверсе, около изображения орла с тамгой в лапах, а на аверсе  — голова Фарзоя. На второй  — надпись помещена вокруг его портрета на лицевой стороне, а на реверсе возле орла поставлено сокращенное имя ольвийского магистрата. На монетах представлена голова Фарзоя с длинным, расширяющимся книзу носом, круглыми, слегка прищуренными глазами под нависающими надбровными дугами, выдвинутым вперед или приподнятым подбородком, подчеркивающим его волевой и упрямый характер. Иногда царя изображали в шапке с меховым околышем, над которым просматривается диадема. На одной из монет он представлен еще очень молодым, на другой в пожилом возрасте с худым лицом, а на большинстве монет — в зрелом возрасте.

Длительное время из-за некоторого сходства монет Фарзоя с монетами Скилура Фарзой считался скифским царем. Датировка его монет колебалась в пределах II в. до н. э.  — II в. н. э. В результате сравнительного анализа тамгообразных знаков и монограмм на боспорских и ольвийских монетах П.О.Карышковский окончательно установил, что монеты Фарзоя и Иненсимея, как и монеты боспорского царя Аспурга,  — сарматского происхождения, имеют тамги. Поэтому этих царей следует относить не к скифам, а к сарматам, что признается сейчас большинством ученых.

Однако относительно локализации царства Фарзоя высказаны различные версии. По находкам трех монет этого царя в разных местах и нескольким более-менее синхронным им погребениям, его размещают то на северный запад от Ольвийского государств или на огромных степных пространствах от Борисфена, включая Левобережье, до Тираса или Истра; то всего лишь в Нижнем Поднепровье или непосредственно возле границ Нижней Мезии и т.д. При этом никто не обращает внимания на то, что такие находки случайны. Не известно, где была найдена основная часть монет (всего 14), которые разбросаны сейчас по разным музеям мира, принадлежат коллекционерам или навсегда утеряны. Ни в одном из сочинений античных авторов какое-либо сарматское царство, а тем более Фарзоя, в этих областях не упоминается, хотя многие из них писали о набегах и военных столкновениях римских солдат с сарматами. Однако это не мешает считать, что чрезвычайно мощное царство во главе с Фарзоем сразу же установило протекторат над Ольвией и стало вассалом Римской империи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89