Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

ВОЗРОЖДЕНИЕ ОЛЬВИИ И ЕЕ ПОСЛЕДНИЙ ЗАКАТ

Не тот счастливым вправе назваться, кто
Владеет многим: имя счастливца тот
Носить достойней, кто умеет
Вышних даянья вкушать разумно,
Привык суровой бедности гнет терпеть,
Боится пуще смерти постыдных дел,
Но за друзей и за отчизну
Смерти навстречу пойдет без страха.
Гораций

Этот период представляет наиболее сложную и во многих отношениях темную страницу в истории Ольвии. Особенно мало освещены достоверными источниками первый этап ее крайне медленного восстановления после гетского нашествия и последний, когда она, оставленная римлянами на произвол судьбы, подвергалась неоднократным варварским набегам, но упорно пыталась отстоять право на жизнь в канун общей гибели античной цивилизации. Тем не менее, вопреки всем трагическим событиям, время от времени происходившим в жизни города, даже временному запустению, возвратившиеся жители оставили его прежнее название. Продолжалась и исконная традиция именовать себя ольвиополитами. Они не пошли на поводу средиземноморских греков, упрямо называвших их город Борисфеном, а их самых борисфенитами. Надежда на счастье и благополучие на месте полностью разрушенного города со столь громким символическим названием стала основной движущей силой для его восстановления.

Основная форма государственного устройства в общем была сходной с предыдущей элитарной демократией. Главную роль в государстве играли наиболее богатые и образованные граждане. Значительно чаще, чем прежде, одни и те же лидеры периодически избирались архонтами и стратегами. Эта удивительная многовековая преемственность, преданность отчим обычаям, особенно в религиозной сфере, и определенный консерватизм характеризуют гражданский коллектив Ольвии как истинно эллинский. Однако уже наступили совсем иные времена. В связи с выходом на международную арену огромной и мощной Римской империи, как в самом полисе, так и в окружающем его мире, все разительным образом изменялось. Новые кочевые орды заняли степи, в том числе и ближайшие к Ольвийскому государству.

Первые шаги на пути к возрождению города. Сначала в Ольвии обитала численно небольшая гражданская община, которая могла обосноваться в припортовом районе. В случае нападения с суши жители быстрее переправлялись отсюда на противоположный берег Гипаниса и в Нижнее Поднепровье. Очевидно, таким же образом перебазировалась в этот регион основная часть земледельческого населения еще в канун гетского нашествия. В первой половине I в. до н. э. в Нижнем Поднепровье было основано ряд поселений с ярко выраженной, хотя и бедной эллинской материальной культурой. Косвенным образом это указывает на то, что зажиточные граждане нашли убежище в других эллинских городах, в том числе и в Милете. Многие из них так никогда и не возвратились на родину.

Сравнительно бедная и плохо датируемая материальная культура I в. до н. э. и I в. н. э. не дает четкого представления о времени возвращения первой части ольвиополитов на прежнее место обитания. Существует точка зрения, что это произошло только через несколько десятилетий. Все это время они якобы находились на нижнеднепровских городищах. Однако несомненная преемственность многих традиций как в сфере государственной политики, так, особенно, и духовной культуры, свидетельствует, что хотя бы небольшая группа ольвиополитов, скорее всего наиболее прогрессивная и патриотически настроенная, прибыла в разоренный город после разгрома гетов римлянами в 48 г. до н. э. или же смерти их вождя Буребисты в 44 г. до н. э. Особое проявление это нашло в сохранении элитарной демократии, главных структур власти, прежних названий города и граждан, чистоты языка, палеографии, религиозных культов, погребального обряда, антропонимии, полисно-сакральной эмблемы и т. д.

Если бы Ольвия на самом деле на протяжении нескольких десятилетий вообще не существовала, а ее граждане постоянно обитали в иноэтнической среде, то в городе наблюдалось бы намного больше варварских элементов во всех сферах жизни. В свою очередь, был бы осуществлен прямой перенос всех компонентов ольвийской государственной системы и политики, денежного обращения, торговых связей и вообще культурнорелигиозных традиций в нижнеднепровские городища. Однако археологические исследования на них не дают для этого достоверных и конкретных сведений. Поэтому не существует пока и никаких оснований считать, что ольвиополиты просто выжидали, пока не постарели или не умерли, а их дети и внуки возвратились в давно разоренный город с целью его возрождения лишь после того, как их потеснили сарматы. Или по прошествии десятилетий о былом существовании такого города вдруг вспомнили скифы, пожелавшие иметь прежний торговый центр в Нижнем Побужье.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89