Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Ольвия в составе Понтийской державы. После смерти Скилура какие-либо связи ольвиополитов с крымскими скифами не известны. Они были прекращены вследствие военных действий скифов с Херсонесом Таврическим, на помощь которому был послан известный стратег Понтийской державы при Митридате VI Евпаторе Диофант, который разгромил войско Палака сына Скилура. В итоге всех мероприятий, предпринятых царем Митридатом VI для покорения всех понтийских античных государств и окружающих их племен, Ольвия, наряду со многими, вошла в состав огромного Понтийского царства. Очевидно, как и херсонеситы, проводившие затяжные и разорительные войны со скифами, ольвиополиты так же предпочли оказаться под военной опекой Митридата VI, провозгласившего себя эллинофилом, освободителем эллинов и даже новым Дионисом.

Главным документом, подтверждающим подчинение Ольвийского полиса этому царю, является декрет в честь неизвестного по имени амисского капитана, находившегося на службе у Митридата VI. Декрет был принят от имени Совета и Народного собрания. Причем, постановление датировалось не годом отправления службы избранного жреца, как раньше, а жречеством самого бога Аполлона, выступавшего в роли эпонима. По многим сведениям из других античных городов, аналогичная форма эпонимата применялась в тех случаях, когда они находились в бедственном положении. Среди достойных этой должности не было гражданина, который бы за собственные средства согласился ее исполнять. В это время Ольвия претерпевала еще большую нищету, вызванную набегами варваров и истощением даже храмовой казны, чем во второй половине III в. до н. э.

Согласно сохранившемуся тексту вышеупомянутого декрета, считается, что на рубеже Н-1 вв. до н. э. в Ольвию в разное время было направлено два отряда воинов-арменийцев для борьбы с варварами. Арменийцы — профессиональные воины-лучники и конники — были уроженцами Малой Армении, входившей в состав Понтийского царства. Отправленный Митридатом VI морской транспорт под командованием амисского капитана, вопреки всем опасностям на море, доставил в Ольвию не только вспомогательный отряд, но и продовольствие, а также ольвийских послов из Синопы. Последние были направлены туда раньше с целью непосредственного обращения к понтийскому царю с просьбой предоставить военную защиту и продовольственную помощь их полису, что, как видно из этого декрета, было выполнено. Ольвиополиты за свой счет уже не могли содержать понтийский гарнизон.

В Ольвии найдено сравнительно много понтийских автономных монет, которые выпускались на протяжении 111-80-х гг. до н. э. По данным С.Ю.Сапрыкина, наибольшее количество понтийской меди в Ольвии и Херсонесе приходится на 111-105 гг. до н. э., то есть они почти одновременно были включены в державу понтийского царя после успешных походов Диофанта на Скифию. Периодические выпуски собственных полисных монет, как и в предыдущее время, свидетельствуют, что Ольвия по-прежнему сохраняла все внешние признаки автономии: Совет и Народное собрание, издающих от своего имени государственные постановления, а также коллегию архонтов, которая выносила их на обсуждение. В своем летоисчислении ольвиополиты не приняли понтийскую эру, традиционно отмечая годы по именам жрецов Аполлона и в редчайших случаях самого бога.

Очевидно, что понтийского царя, проводившего жестокие длительные войны с римлянами и стремившегося к созданию огромной мировой державы, мало интересовала обнищавшая Ольвия. Она не могла предоставить ему действенную помощь в этих войнах, где он терпел одно поражение за другим. Не исключено, что для пополнения армии Митридата VI отсюда был выведен и арменийский гарнизон. Оставшиеся в городе ольвиополиты вынуждены были самостоятельно бороться за выживание. Крайне скудные остатки материальной и религиозной жизни дают основание считать, что здесь обитало очень мало жителей, очевидно, тех, кто еще не потерял последней надежды на былое возрождение полиса. Создается впечатление, что во второй четверти I в. до н. э. приходят в упадок основные общественные сооружения возле агоры, в частности торговые ряды, дикастерий, гимнасий, водоемы и водосточные каналы. Запустение и отсутствие ремонтных работ прослеживаются и несколько раньше. Такую же неприглядную картину представляли в это время и культовые постройки в главных святилищах города. Судя по всему, как и во времена Протогена, наиболее обеспеченные ольвиополиты покинули город.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89