Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Наградив Никерата конной статуей, ольвиополиты этим самым продемонстрировали преданность древней традиции возвеличивания победителей в агонах. «Как особого рода сакральное действо, знаменующее торжество цивилизации над варварством, гармонии над первородным хаосом и, наконец, божественного разума над неистовством и безумием сил мрака, агон, в особенности агон всеэллинский, требовал всеобщего мира и, стало быть, хотя бы временного прекращения хронических военных конфликтов, раздиравших большой греческий мир на множество маленьких, непрерывно враждующих между собой мирков отдельных полисов» (Ю.В.Андреев). При проведении празднеств в честь Ахилла, которые также имели панэллинский характер, естественно, далеко не столь масштабный, как олимпийские или пифийские игры, ольвиополиты не могли остановить военные конфликты с соседними варварами. Те вообще не осознавали правомерности проведения празднеств и значения их в жизни понтийских эллинов. Поэтому гибель Никерата в поединке с врагами была возведена в Ольвии до высшей степени героизма, а сам Никерат стал идеалом для молодых граждан.

Как и предки, Никерат, помимо всего остального, являлся еще и эвергетом, заботился о гражданской общине, на свои средства ремонтировал оборонительные стены и, выполняя должность стратега, вообще занимался делами обороны города. Автор декрета, в отличие от Протогенова, не называет конкретные этносы, относящиеся к врагам, — OI ПOΛЕМIOI. В его время они могли представлять собой небольшие группы сарматов или скифов, которые занимались разбоем и грабежами. Ольвийское народное ополчение вряд ли могло бы отстоять полис при нашествии большой массы всадников-кочевников.

Характерно, что декрет в честь Никерата открыто демонстрирует «полисный патриотизм» не только своего героя и эвергета, но и всех граждан. В нем звучит призыв следовать по пути благочестия и более ревностного служения на благо отечества. Исходный круг норм и правил морально-этических и культурных ценностей показан здесь на примере Никерата. Гордость за то, что такой доблестный гражданин был защитником города и его традиций, ярко демонстрируется текстом постановления. Вместе с тем, оно свидетельствует о том, что, только благодаря мужеству Никерата и неоднократным его победам над врагами, полис имеет возможность отметить его за огромные заслуги такими почестями, которых здесь никто пока не удостаивался, даже в лучшие времена истории Ольвии.

Целенаправленно и непротиворечиво подчеркивается в декрете, что Никерат всегда действовал в интересах родного города: и когда выступал в роли «третейского судьи» в Херсонесе, и когда неоднократно спасал граждан в боях с врагами, и когда был эвергетом, и, наконец, когда в последние часы своей жизни остался, отправив соотечественников домой, чтобы спасти их в очередной раз и даже отплатить неприятелю, несмотря на то, что оказался на противоположном от Ольвии берегу. Таким образом, в этом документе более выразительно, чем в остальных декретах, выступает идеал героического гражданина, самостоятельно принимающего решения и чрезвычайно решительного в своих действиях и поступках.

С самого начала Никерат поставил на первый план интересы государства и следовал этим принципам до конца жизни. Ольвия для Никерата вся отчизна, маленькая и одновременно большая, имеющая свою историю, своих богов и единый гражданский коллектив. В трудные времена для ее спасения необходимо было воевать, выступать с речами-советами, рационально использовать собственные средства с благотворительной целью. Значительная роль разумных советов ольвийских лидеров определяется тем, что они особенно подчеркивались в отдельных почетных декретах. В чем заключалось конкретное содержание этих советов, ни в одном из декретов не указывается. Если речь идет именно о разумных советах, то они могли касаться различных сфер жизни города и были направлены на ее улучшение. Этим самым декрет Никерата акцентирует внимание граждан на рациональности управления и хозяйствования, осознания правильности собственных поступков на благо полиса.

Однако в декрете не упоминаются конкретные дела Никерата и те или иные причины, приводившие его к прямым сражениям с варварами. Не исключено, что, как и в год посещения Ольвии Дионом Хрисостомом в конце I в. н. э., она подвергалась частым набегам небольших групп скифов, сарматов и других племенных объединений. Одной из вероятных причин смерти Никерата могло быть специальное преследование с целью его уничтожения, поскольку он и среди врагов прославился храбростью и непримиримостью. Занимавшая экономически важное положение в Днепро-Днестровском регионе Ольвия, оправившаяся от кризиса и стремившаяся всеми возможными средствами к стабилизации и упрочению авторитета на Понте Евксинском, продолжала привлекать пристальное внимание варваров, привыкших получать дань и дорогие дары. По всей видимости, Никерат являлся противником такого рода взаимоотношений с варварами, ставя превыше всего свободу и независимость родного полиса и его граждан. Вполне вероятно, что в городе в период его жизни снова появилось немало зажиточных граждан.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89