Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Ольвиополиты переправились в Гилею для отправления одного из культов своего божества. Никерат был среди них как один из его почитателей. Как видно из дальнейшего текста, не исключено, что этим божеством был Ахилл, которого почитали как на Ахиллодроме, так и в священной роще Гекаты на Кинбурне. Любопытно, что враги, «испугавшись его непобедимой доблести, не осмелились напасть явно, но устроили ночью засаду и вероломно умертвили его». Как бы то ни было, но данные о сопровождавшем его отряде воинов в декрете не отмечены. Можно, конечно, предполагать, что таковой уже находился в Гилее. Для того, чтобы особенно подчеркнуть героизм Никерата, автор декрета, видимо, специально ни словом не обмолвился об отряде. Не вызывает сомнения тот факт, что ольвиополиты любили Никерата и ценили его самоотверженность. Необдуманный поступок в Гилее, приведший его к смерти, и такая неожиданно вероломная смерть, постигшая его от более хитрых, все продумавших врагов, не могли затмить его героизм и славу.

В его декрете впервые и прямо отмечено, как был проведен погребальный обряд, о чем раньше вообще не упоминалось в надписям Это единственное свидетельство стало, по сути, классическим примером при характеристике погребальных обрядов населения Ольвии. Узнав о смерти доблестного гражданина, полис с трудом перенес свою печаль и негодовал против жестокости его врагов. Тут же были собраны Народное собрание и Совет, где было решено незамедлительно перевезти тело Никерата в город для надлежащего погребения. Можно представить себе, как на улицах и агоре его жители говорили и вспоминали Никерата, который на протяжении, вероятно, двух-трех десятилетий был для них залогом мира и успешного отражения вражеских нападений. Эта потеря нашла отпечаток в сердце каждого ольвиополита, ибо все они, живя в неспокойной обстановке, надеялись на храбрость и мужество таких деятелей, как Никерат.

То, что он чрезвычайно много полезного сделал для города, нашло особенное выражение в постановлении срочно созванных Народного собрания и Совета. В нем подчеркнуто, что Никерат должен получить «более выдающиеся сравнительно со всеми другими почести». При его погребении все мастерские (или лавки), находящиеся в пределах города, должны быть закрыты, а граждане, одевшись в траурные одежды, будут идти в процессии в соответствующем порядке. При выносе тела, очевидно из дома, Никерата увенчали золотым венком, в котором он и был погребен. О захоронениях знатных и заслуженных ольвиополитов в золотых венках свидетельствуют находки отдельных частей от них в разграбленных могилах. Никерата наградили также конной статуей с указанием поставить ее на том месте, где пожелают его родственники. В декрете приведен и текст надписи, которая должна была быть высечена на постаменте его статуи: «Демос (поставил) статую Никерата, сына Папия, бывшего от предков благодетелем и оказавшего много добра городу за его доблесть и благодеяние к себе».

Впервые в эпиграфике Ольвии мы встречаем и такое неординарное награждение, как посмертное ежегодное увенчание золотым венком на Народном собрании, предназначенном для выбора полисных магистратов, и в период конных агонов, установленных «в честь Ахилла по предсказанию Пифии, причем глашатай должен произносить провозглашение по формуле, заключающееся в подписи статуи». Как раз эта часть декрета может свидетельствовать, что Никерат не только погиб во время празднеств в честь Ахилла, но и принимал в них непосредственное участие.

Кроме того, если его наградили конной статуей (награда чрезвычайно редкая в античном мире, тем более в Северном Причерноморье), то это свидетельствует о том, что он в свое время побеждал в состязаниях на Ахиллодроме. Несмотря на все тяготы жизни и варварские набеги, ольвиополиты старались проводить празднества здесь регулярно, приглашая на них представителей из многих городов античного мира. В состязаниях на ахиллеях чаще всего принимали участие наиболее зажиточные граждане города, нередко аристократы, имеющие средства купить, содержать и готовить специально для соревнований породистых лошадей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89