Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Почетный декрет Протогена и его благотворительная деятельность. Наиболее достоверное представление о постигшем Ольвию бедствии дает декрет в честь Протогена, сына Геросонта. Его по праву относят к одной из ярких и редкостных жемчужин понтийской античной эпиграфики. Во всех отношениях он представляет собой уникальную, талантливо написанную хронику Ольвийского государства в связи с эвергетической деятельностью его выдающегося гражданина в тяжелейший период жизни ольвиополитов. На мраморной прямоугольной плите с двух сторон мелкими и тщательно вырезанными буквами зафиксированы свидетельства о разных племенах и их контактах с городом, сложности во взаимоотношениях элитарной верхушки с простыми членами гражданской общины, попытки преодоления голода и страха перед угрозой нападения варваров. Здесь отражен и ряд моментов, характеризующих психологическое состояние демоса в период кризиса, столкновение доброты и злобы, проявление патриотизма и безразличие к судьбе отчизны, моральное падение отдельных личностей и величие души других.

 image189

Такому его восприятию помогают введенные в канву декрета отдельные эпизоды: прибытие в Канкит царя Сайтафарна, постоянно требовавшего от ольвиополитов дани и драгоценных даров, отдача под залог священных сосудов и их выкуп у ростовщика, закупка больших партий хлеба во время голода, гнев сарматского царя и страх демоса перед его наступлением, полное безразличие многих зажиточных граждан к судьбе Ольвии и их бегство в канун нашествия галато-скиров из подвергнувшегося засухам и войнам края. Все эти и многие другие события совершались не одновременно, а на протяжении многих лет жизни и деятельности Протогена приблизительно во второй половине III в. до н. э. Из декрета ясно, что это был наиболее тяжелый период в истории полиса.

Почти единодушно исследователи ольвийской хоры считают, что в основной части она была потеряна около середины III в. до н. э. В декрете также не имеется сведений о том, что голодающий город еще владеет какими-то поселениями. Только в двух случаях указано, что «вместе с тем в стране случилось много других печальных событий». В данном контексте следует понимать приольвийскую полисную территорию, так как рассказ касается ольвиополитов. Возможно, в этом пассаже отмечен тот факт, свершившийся десятилетия тому, когда в связи с войнами и неурожаями им пришлось оставить значительную часть аграрной зоны. Отмечено также, что Протоген никого из откупщиков податей не выгнал из их владений, которыми, вполне вероятно, назывались хозяева ольвийских усадеб.

Социально-экономический кризис охватил многие регионы на Балканах, в Малой Азии и Причерноморье. Неурожаи вызвали катастрофический недостаток хлеба и даже голод, особенно в среде беднейших слоев населения. Вместе с этим, постепенные экологические изменения на обширных территориях (возможно, несколько лет подряд длившаяся засуха) стали причиной небывалого до того времени движения разных племенных объединений. Основные их силы, естественно, были тоже направлены на поиски всего необходимого для выживания, в результате чего участились грабительские нападения на города, святилища и корабли.

Исходя из Протогеновской хроники, с запада Ольвии угрожали галаты и скиры, с севера и востока скифы, савдараты, тисаматы и, особенно, сайи во главе с Сайтафарном. Впервые в ольвийском документе засвидетельствовано такое четкое размежевание и наименование этнонимов угрожавших городу разных племен. Ольвиополиты, несомненно, хорошо знали эти воинственные группировки, благодаря доходившим к ним так или иначе рассказам и слухам.

Сравнение с этнографической картой Геродота представляет неоспоримое доказательство того, что Ольвия не имела постоянных соседей со стороны Степи. К этому времени из поля ее зрения совсем исчезли каллипиды и алазоны. Более того, упоминание скифов, пытавшихся найти какое-нибудь укрепленное место, свидетельствует о том, что это племя было уже численно небольшим, разгромленным сарматами и вытесненным ими из Приазовья и Поднепровья. Возникновение многих укреплений в Северо-Западном Крыму во второй половине III первой половине II вв. до н. э. было вызвано, видимо, тем, что упомянутые в декрете скифы стали инициаторами и основателями небольшого скифского царства в этом регионе.

В протогеновское время сильнейшими среди многих племен считаются галаты (исторические кельты) и сарматы. Однако те завоевательские походы, которые часто приписываются галатам в отношении Ольвии, кажутся все-таки преувеличенными. Вряд ли именно галаты, проводившие активную военную деятельность на Балканах и в Подунавье еще в первой половине III в. до н. э., стали единственными виновниками гибели ольвийской хоры, которая якобы была полностью ими уничтожена вследствие нескольких опустошительных рейдов.

Если вдумчиво прочитать текст декрета в честь Протогена, то становится совершенно ясно, что галаты вообще не доходили до границ Ольвийского государства. Тем более не может быть речи об их нескольких грабительских нападениях. Нет сомнения, что если бы галаты в союзе со скирами напали на Ольвию, то она, как и во время гетскс^гр нашествия, была бы полностью разгромлена и разграблена. Ведь в рассматриваемом документе четко сказано, что «перебежчики сообщили, что галаты и скиры образовали союз и собрали большие силы, которые и появятся зимой». Из-за таких слухов в городе началась паника, а иноземцы вообще уехали отсюда. Однако оставшиеся жители предприняли все возможное для укрепления города. В декрете не имеется даже намека на то, что галато-скирский союз совершил-таки грабительское нападение на Ольвию или ее поселения. Отсутствие массовых убийств, пожаров и разрушений явное свидетельство того, что хора была оставлена населением, забравшим с собой все имущество, как и в предшествующие периоды, когда появлялась угроза варварских нашествий. Тисаматы, савдараты, скифы, сайи не менее страшили ольвиополитов, чем более далекие галаты и скиры.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89