Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Борисфен: река — божество — полис. В пределах второй четверти VII в. до н. э. милетские мореходы совершали плавания вдоль западного и северо-западного побережья Черного моря вплоть до Днепра. Более того, единичные находки фрагментов расписных сосудов свидетельствуют, что приблизительно около середины этого столетия милетцы проникли даже вглубь территории, на поселения Среднего Побужья, Поднепровья и Поднестровья. Несомненно, что самое большое впечатление на них произвели здешние реки, в особенности Дунай и Днепр. «Борисфен величайшая из рек после Истра… не только среди скифских рек, но и среди всех других, кроме египетского Нила, писал Геродот около середины V в. до н. э. Из остальных Борисфен самый полноводный, он представляет прекраснейшие пастбища для домашнего скота. В нем водится множество превосходнейших рыб. Вода на вкус очень приятная. Урожай на его берегах бывает превосходнейший, а там, где землю не засеивают, растет чрезвычайно густая трава. У устья его сами собой отлагаются огромные запасы соли и водятся огромные бескостные рыбы, которых называют антакаями…».

Столь полнозвучная, наполненная эпитетами в превосходной степени характеристика реки, сведения о которой «отец истории» узнал из сочинений милетских логографов, не могла не поразить воображение пытливых эллинов. Именно возле этой реки они основали первое поселение с одноименным названием. Только о нем и о греческом полисе на реке Истр сохранились конкретные даты в «Хронике» Евсевия Кесарийского, взятые им из какого-то раннего литературного источника. Так как эллины вели хронологию истории по олимпиадам, то им указан второй год 33-й олимпиады (647/6 г. до н. э.) как год основания в Понте Борисфена.

Сейчас уже нет сомнений в том, что этот Борисфен соотносится с древнейшим в Северном Причерноморье поселением эллинов на маленьком острове Березань поблизости от Очакова. В период колонизации он представлял собой полуостров, расположенный в Днепро-Бугском лимане.

 image021

Значительная часть его уже разрушена морем, вследствие чего погибли многие памятники. Лишь обломки расписной керамики, главным образом ионийского производства, свидетельствуют о том, что в середине второй половине VII в. до н. э. здесь уже обитала небольшая группа эллинов.

Основание первого поселения на полуострове являлось неукоснительной нормой для милетских колонистов, закреплявшихся сначала на островах, полуостровах и мысах как наиболее защищенных местах от неприятельских нападений с суши. Установление точной даты основания Борисфена и сохранение ее в античной литературной традиции на протяжении многих веков вряд ли случайно. Проникновение эллинов на далекие припонтийские окраины, беспрепятственный захват большой территории, информация о совершенно новых этносах явились одним из важнейших событий в истории архаической Эллады, стимулировали дальнейший ход колонизации Северного Понта и развитие экономики.

Относительно происхождения названия реки Борисфен не имеется единой точки зрения. В научной литературе существуют три главных интерпретации этого термина: в переводе с иранского языка «широкое место», с индо-арийского «высокое место» и древнегреческого, восходящего к древнейшему периоду истории Эллады, «северный проток или пролив». Последнее объяснение наиболее достоверно еще и потому, что дает возможность установить время появления названия реки. По свидетельству лексикографа Гесихия, Борисфеном до колонизации именовался Геллеспонт (современный Дарданелльский пролив). Точно так же, как наименование узкого пролива Боспор (Фракийский) было использовано греками для современного Керченского пролива (Боспор Киммерийский), название Борисфен было перенесено на самую большую реку в Северном Причерноморье, а упомянутый пролив Борисфен в Элладе переименовали в Геллеспонт. С открытием новых морей и рек он уже не соответствовал старому названию.

Можно полагать, что название реки Борисфен соотносится с самыми первыми проникновениями греческих мореходов к северным побережьям Понта Евксинского. Вполне вероятно, что тогда они еще не знали, что перед ними не пролив, а огромная река, у истоков которой даже во времена Геродота никому из эллинов не удалось побывать. Таким образом, задолго до того, как в причерноморских степях появились кочевые скифы носители иранского языка, в греческой литературной традиции и в среде ионийских переселенцев было зафиксировано название Борисфен. Благодаря столь уникальным качествам, которыми славилась эта река, для лучшей и надежной ориентировки возникшее здесь поселение стало называться так же, как и река.

Полноводный, быстротекущий из далеких северных земель Борисфен настолько поразил воображение эллинов, что они с самого начала знакомства с ним, в соответствии с эллинской религиозной традицией, учредили культ одноименного речного божества. В прибрежной местности для его почитания было устроено святилище с алтарем. Божество Борисфен, наделенное сотерическими функциями, способствовало, в представлении эллинов, защите земель с востока, благоприятствовало путешественникам и торговцам, приносило удачу в рыбной ловле и других промыслах. Вместе с ним почитались и его дочери речные нимфы. Наиболее известной из них стала нимфа Борисфенида. Она, как одна из муз Аполлона, была воспета еще Евмелом Коринфским во второй половине VIII в. до н. э., что дает повод считать, что уже в то время эллины изредка проникали в Поднепровье. Любопытно также, что, в их представлении, скифские земледельцы Лесостепи происходили от Зевса и дочери реки Борисфен, под которой они подразумевали одну из нимф, обитавшую в местах расположения этого этноса.

Таким образом, название Борисфен применялось здесь в разных значениях. К ним следует добавить и то, что средиземноморскими эллинами это название было перенесено на Ольвию. Не исключено, что Борисфеном именовались и нынешние Днепровский, а также Днепро-Бугский лиманы. Предположительно, вся область, прилегающая к этой реке, считалась Борисфенидой, а населявшие ее жители, в том числе и жители Ольвии, борисфенитами. Точно так же, по сведениям Геродота, здешние греки называли обитавших вдоль берегов реки скифских земледельцев. Птолемей единственный из античных авторов назвал Борисфенидой уже существующий в его время остров Березань.

Первоначально поселение Борисфен служило опорной базой для разведывательных работ на всей территории северного побережья Понта и в глубине Скифии. Активизация жизни на нем и постепенное увеличение населения происходят в последней четверти VII первой четверти V вв. до н. э. Вполне вероятно, что уже в конце VII в. здесь впервые появляется бронзовая монета в виде литой двулопастной стрелы. Такой тип древнейшего денежного знака в Северо-Западном Причерноморье объясняется тем, что стрела представляла собой один из главных символов культа Аполлона Иетроса (Врача) сакрального предводителя милетских колонистов. Она исполняла здесь двоякую функцию: служила вотивным приношением в святилища этого бога и использовалась для торговых операций не только в Борисфене, но и в западнопонтийских милетских колониях.

 image023

Со второй половины VI в. до н. э. поселение на полуострове занимает самую большую площадь за весь период своего существования. С этого времени начинается интенсивное развитие его экономики и строительства. Как и в других полисах, основу хозяйственной жизни составляли земледелие, животноводство, торговля, промыслы, в особенности рыбный, различные ремесла. Отдельные изделия в зверином стиле были рассчитаны на сбыт местным племенам. В целях расширения территорий для сельского хозяйства и промыслов Борисфен постепенно осваивал прибрежные земли, прежде всего вдоль берегов Березанского лимана и в Нижнем Поднепровье. Именно в этом регионе находилась Гилея местность, заросшая разнообразнейшими деревьями. Лесной массив использовался эллинами в разных целях.

 image025

Деревья вывозились не только для строительства, но и для кремации. Этот погребальный обряд в ранний период его истории превалировал над ингумацией. Известны также редкие богатые погребения в больших ямах, стены и крыша которых были выложены из бревен типа деревянных срубов. Близ Гилеи, у Ягорлыцкого залива, было основано поселение ремесленников, которые занимались изготовлением бронзовых и стеклянных изделий  на продажу, в особенности местным племенам.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89