Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

В одном из подсобных помещений открыт уникальный колодец, игравший важную роль в системе водоснабжения гимнасия. Археологи смогли раскрыть его только до глубины 15 м. Предположительно считается, что дно колодца достигало водоносного слоя, который в этой части города находится на глубине 30-35 м. Стенки колодца сложены из прекрасно отесанных квадров известняка. Хотя в заполнении колодца было найдено много интересных вещей, раскопать его до конца оказалось физически невозможным из-за небольшого диаметра (1 м) и отсутствия специальной техники. При этом возникает закономерный вопрос, каким же образом в те далекие времена могли построить его ольвиополиты, если в XX в. нельзя было полностью извлечь из него заполнение из земли, черепков и мелких камней? А.Н.Карасев, проводивший раскопки в этой части, сумел проследить по характеру культурного слоя, что предварительно здесь был вырыт огромный котлован длиной около 36 м, шириной 14 м, глубина которого лишь немногим не доходила до водоносного слоя, так как существовала опасность затопления. В нем и был сооружен каменный колодец, а котлован впоследствии был засыпан. В нише помещения с колодцем стояла известняковая полуфигура Аполлона — одного из покровителей ольвийского гимнасия и, соответственно, защитника колодца, вода из которого в случае необходимости могла использоваться и гражданами города.

Гимнасий имел особое значение в общественно-культурной жизни полиса. Ольвийские юноши занимались физической подготовкой и принимали участие в религиозно-спортивных состязаниях, которые устраивали ольвиополиты на празднествах в честь Ахилла, Аполлона, Деметры, Афины и других божеств. Победители в них посылались на спортивные состязания в другие греческие города, в том числе в Милет и Афины, а также в такие крупные религиозные центры, как Олимпия, Дельфы, Делос, Дидимы. Возрастание роли гимнасия и воспитания будущих граждан полиса в эллинско-патриотическом духе диктовалось общим ходом культурного развития Ольвии в раннеэллинистическое время и значительным расширением ее связей с рядом городов Эгеиды и Понта, в каждом из которых были гимнасии. Местонахождение здания гимнасия возле агоры также указывает на то, что ольвиополиты придавали ему особое значение.

На противоположной стороне от гимнасия, с севера, стояла обращенная фасадом на агору большая многоколонная стоя, посвященная Зевсу Сотеру. «Впервые в античных городах Северного Причерноморья, отмечала Б.И.Леви, открыты остатки памятника, игравшего большую роль в архитектурных ансамблях Средиземноморья. Большая стоя агоры, построенная по лучшим образцам греческой архитектуры, является одним из примеров высокого строительного искусства ольвиополитов эпохи эллинизма. Замена каменных фундаментов слоевыми в связи с общим недостатком в камне была весьма удачным решением сложной задачи по созданию столь монументального портика и придала этому памятнику особый, местный колорит».

 image175

Здесь, особенно в ненастные или жаркие дни, любили собираться ольвийские граждане.

Кроме того, с восточной и западной сторон от агоры находились здания с торговыми рядами, в которых располагались лавки по продаже различных продуктов и товаров. Обращенные на площадь фасады были оформлены в виде неглубоких портиков, придававших им более нарядный вид. Предполагалось, что за глухой стеной восточного ряда на нижележащей террасе находился театр. Все попытки найти его остатки пока не увенчались успехом, хотя по надписям точно известно, что он в раннеэллинистическое время уже был построен и в нем не только шли театральные представления, но и проводились народные собрания, на которых награждали золотыми венками заслуженных граждан. По многим соображениям наиболее целесообразно было разместить его в террасном районе Ольвии, откуда открывался прекрасный вид на лиман и противоположный берег.

У пересечения Главной продольной и Западной улиц возле агоры было сооружено здание суда (дикастерий) общей площадью более 800 кв. м на мощных слоевых основаниях. В нем происходили различного рода заседания, связанные с уголовными делами и другими нарушениями гражданских прав. Во время его раскопок найдены амфорные черепки с прочерченными и написанными краской мужскими именами тех ольвиополитов, которые подвергались изгнанию из государства за преступления.

Произошла коренная перестройка и на обоих сакральных участках. При исследовании Восточного теменоса (что затем подтвердилось и в соседнем Западном теменосе) было установлено, что к этому времени разница в уровнях дневной поверхности внутри их и на прилегающих к ним улицах достигла почти полуметра. К этому следует добавить, что значительно повысился культурный слой на территории жилых кварталов. Теменосы, где постоянно происходила уборка и захоронение «священного мусора» в ямах, оказался, таким образом, в низине. Вследствие этого расположенные недалеко от них богатые двухэтажные жилые дома могли возвышаться над храмами. Поэтому для поднятия общего уровня в сакральных зонах и возведения на них новых культовых сооружений были насыпаны мощные глиняные площадки.

В Восточном теменосе был возведен новый Дельфинион с центральным алтарем, сокровищницей и каменным архивом. Рядом с ним был сооружен небольшой храм Зевса. Очевидно, начало преобразований в ольвийском Дельфинионе стимулировалось возобновлением союзного договора между Милетом и Ольвией, возродившем во многом духовную связь ольвиополитов с метрополией их предков. Как и милетский Дельфинион, ольвийсхий становится главным духовно-религиозным и идеологическим центром полиса. В нем устанавливались, как и раньше, не только посвятительные памятники Аполлону Дельфинию, но и различные декреты. Их количество значительно увеличилось в IV-III вв. до н. э. Вследствие этого правомерно считается, что здесь находился «каменный архив». Почетные декреты выставлялись в основном возле храма Аполлона. От портика у Главной продольной улицы к нему была проложена каменная дорожка. В теменосе обнаружены декреты в честь иностранцев из разных греческих городов. За заслуги перед Ольвией им предоставлялись торговые льготы и почетное гражданство, а также другие почести.

В Западном теменосе перестройки были сравнительно скромнее. Но и здесь были сооружены новые каменные алтари, ограды, портики, пропилейон, небольшие здания с полуподвалами, которые служили для хранения культового инвентаря, устройства мастерских и для других нужд святилищ. В северо-восточном углу теменоса стояло большое каменное здание, очевидно, гептадейон, в котором заседала коллегия Семи. Рядом с ним и вдоль всей восточной части теменоса была устроена уникальная вымостка из крупных привозных булыжников, доставленных в виде баласта в Ольвию на кораблях из Эгеиды. В настоящее время от нее сохранилась лишь совсем небольшая часть.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89