Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

 image137

Очевидно, как и жена Скила, не известная по имени ольвиополитка, его мать продолжала жить в отцовском или специально выстроенном для царской семьи доме в Истрии, воспитывая сына в эллинском духе. По примеру отца из каких-то особых соображений, возможно, и чисто меркантильных, Скил женился на знатной эллинке из Ольвии, периодически посещая ее в этом городе, где имел также собственный «дворец». Ясно, что если бы он детство и юность провел среди кочевников, то вряд ли хорошо знал бы эллинские обычаи и проникся к ним особой любовью даже при знании языка и грамоты. В чисто психологическом плане его приверженность к эллинской культуре и религии Диониса не могли возникнуть спонтанно, а являлись итогом его воспитания, образования и жизни в греческом обществе. Воспитанный таким образом человек, восприняв власть отца царя скифов, должен был особенно остро и болезненно осознавать превосходство эллинского образа жизни и более высокой культуры. Это способствовало еще большему укреплению отношений между скифами и античными городами Северо-Западного Причерноморья после того, как Скил стал царем.

Рассказ о Скиле и его родословной является бесспорным доказательством существования династических браков со знатными цивилизованными иноземками. Оказавшись по соседству с античными полисами и фракийцами, уже владевшими собственными землями в установленных границах, скифские номады более всего нуждались в налаживании между ними мирных контактов. В мировоззрении многих эллинов была побеждена варварофобия, и хотя они в большинстве не стали варварофилами, все же открыто не противодействовали подобным бракам.

В судьбе Скила значительную роль сыграло его периодическое проживание в Ольвии и привязанность к эллинской культуре. С учетом всех геродотовских сведений и того, кем была мать Скила, становится понятным, почему к такому образу жизни он стремился. По своим взглядам и общему мироощущению этот скифский царь вовсе не был исконным номадом. Тем не менее, от эллинов он отличался прежде всего происхождением и принадлежностью к царскому роду. После роковой смерти отца именно Скил наследовал власть над скифами. Очевидно, будучи взрослым, он значительную часть времени проводил в ставке Ариапифа, успел проявить силу, мужество, предприимчивость и завоевать уважение скифских старейшин.

Уделив большое внимание описанию Скифии, Геродот ни словом не обмолвился о том, над какими конкретно из названных им скифских племен царствовали Ариапиф, а затем Скил, где они в основном обитали, какой образ жизни был для них более всего характерен и как именно управлял ими царь. Если Скил подолгу находился в Ольвии, а его войско в ее предместье, то кто же управлял остальными скифами и как далеко в такое время они отстояли от этого города? Царские скифы, всегда тяготевшие к более богатым боспорским городам, а затем и к еще более богатым правителям Боспора, вряд ли в первой половине V в. до н. э. могли так тесно взаимодействовать с греками Северо-Западного Причерноморья и фракийцами. Деятельность Ариапифа и его сыновей, согласно Геродоту, географически ограничена только западной, а отнюдь не восточной частью Северного Причерноморья. В степной зоне Северного Причерноморья не прослеживаются явственные следы единого и политически стабильного образования номадов, которое обладало бы в это время мощным экономическим и военным потенциалом. Как этнокарта Геродота, так и археологические материалы свидетельствуют о существовании различных неустойчивых и раздробленных этнических объединений кочевников и полукочевников.

Поблизости от границ Ольвийского полиса обитало племя каллипидов (прекрасноконных) или эллино-скифов. Их локализация, а также, что особенно интересно, ранняя приверженность к эллинской культуре Ариапифа и Скила дают возможность предполагать о принадлежности этих царей к данному этносу. Во главе этих «прекрасноконных» мог стоять и Идантирс, хитрость и храбрость которого Геродот обыграл в новелле о походе Дария. Вследствие их необыкновенной «всаднической мобильности», быстроты передвижения и множества лошадей греки присвоили им этноним каллипиды, так как это племя не имело самоназвания. Находясь преимущественно только в Подунавье, Ариапиф смог заключить выгодные для него брачные союзы со знатной истрианкой и дочерью фракийского царя. Вследствие того, что Ариапиф был убит царем агафирсов, его наследник Скил, видимо, где-то в начале второй четверти V в. до н. э. откочевал к востоку за Днестр, чтобы не вступать в военный конфликт с этим племенем. Помимо этого, на такое решение Скила могла повлиять внешнеполитическая обстановка: с одной стороны, враждебные агафирсы, а с другой, фракийцы, царь которых Терес, имея внука от брака своей дочери с Ариапифом, стремился к тому, чтобы именно он стал царем скифов.

Общеизвестно, что эллины нередко давали названия отдельным племенам по имени или прозвищу их царя или вождя. Учитывая, что Ариапиф тоже мог родиться от смешанного (эллиноскифского) брака, можно понять его особую приверженность к Скилу и желание не только самому иметь жену-эллинку, но и способствовать заключению брака своего сына с ольвиополиткой. Такой союз значительно расширил границы скифского влияния. Именно Скилу в наибольшей степени соответствует прозвище эллино-скиф, хотя не исключено, что таковое имел еще его отец. Находившиеся в их подчинении скифы, соответственно происхождению царей, стали именоваться эллино-скифами. Под влиянием или давлением эллинизованного царя и социальной верхушки племени исконно кочевой этнос мог перейти к полукочевому образу жизни, заниматься не только скотоводством, но и земледелием, употреблять в пищу те продукты, которыми обычно питались греки. Разумеется, что инициатором такого изменения жизни кочевников мог быть очень волевой, инициативный, хорошо знающий эллинские обычаи царь. В роли такого преобразователя выступил или еще Ариапиф, или же продолжатель его деятельности Скил. Эту потребность в занятиях земледелием (пусть только частичным) усиливало влияние соседних эллинов, а также возможные стихийные катаклизмы война, угон или гибель скота.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89