аквадистиллятор - цены самые лучшие на Северо-Западе

Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

 image127

Лишившись высокоразвитой метрополии, Ольвия увеличила торговлю с Афинами, Хиосом, Лесбосом, Фасосом, Самосом, Родосом, Коринфом, Кеосом и другими центрами. Сюда привозилось много вин, оливкового масла, товаров, среди которых первое место занимала разнообразная аттическая посуда, ткани, украшения, краски. Во второй половине V в. до н. э., наряду с ними, в торгово-обменные операции с Ольвией включаются южнопонтийские города Синопа и Гераклея Понтийская. Возрос обмен между Ольвией и городищами Лесостепной Скифии, а также кочевниками, каллипидами и алазонами.

 image129

Значительные изменения произошли и в монетном деле. Наряду с мелкими «дельфинчиками», на отдельных экземплярах которых ставились сокращенные имена, выпускались и крупные «дельфины». Однако наиболее важное заключалось в том, что Ольвия перешла к литью оригинальных больших бронзовых оболов (так называемых ассов) с изображением головы Афины в шлеме и дельфина на лицевой стороне и колеса на оборотной. На последнем выпуске между спицами колеса исполнена надпись ЕПI ПАYΣ, обозначающая, что данная серия монет изготовлена при эпониме Павсании. После этих монет отливались ассы с изображением головы горгоны Медузы — главного апотропея Афины. На оборотной стороне вначале между спицами колеса ставилось сокращение имени АРIХ. На более поздних экземплярах колесо было заменено изображением орла с распростертыми крыльями, держащего в когтях дельфина или же парящего над ним.

 image131

Изображение орла над дельфином на долгие времена оставалось полисной эмблемой Ольвии. Около середины V в. до н. э. на ольвийском монетном дворе впервые начали чеканить серебряные статеры с изображением натягивающего лук Геракла и надписью ЕМINАКО на лицевой стороне, а на обороте рулевого колеса во вдавленном квадрате с четырьмя миниатюрными дельфинами. В первой половине IV в. до н. э. на чеканных медных монетах в основном превалирует изображение головы главной покровительницы земледелия и зернового хозяйства Деметры на лицевой стороне, полисной эмблемы на оборотной. Надпись ОΛBIO удостоверяла выпуск денег от имени ольвиополитов. В третьей четверти этого столетия возобновился выпуск бронзовых литых ассов больших размеров с прекрасно исполненной головой Деметры.

 image133

Этими монетами Ольвия как бы демонстрировала возрождение своей аграрной округи, большие урожаи зерновых культур пшеницы и ячменя, излишки которых явно шли на продажу.

Для международных торговых операций использовались золотые монеты г. Кизика, находки которых неоднократно встречались в Ольвии. Для того, чтобы избежать подделок и нарушений при обмене денег, ольвиополиты в первой половине IV в. до н. э. издали специальный закон. О нем известно из частично сохранившегося декрета в честь Каноба. Судя по нему, в Ольвию разрешался ввоз самых разных монет из золота и серебра. Они должны были проходить специальную проверку в экклесиастерии, а затем обмениваться на «медь и серебро ольвиопольское», поскольку в городе запрещалось обращение иноземных денег. В законе специально были оговорены условия обмена: «золото продавать и покупать по десяти с половиной статеров за статер кизикский, не дешевле и не дороже», а все остальные монеты по взаимному соглашению.

В.В.Латышев правомерно считал, что это был важнейший документ, направленный на защиту государственных и финансовых интересов Ольвии; он устанавливал «принудительное обращение местной монеты, которое естественным образом должно было держать ее курс на значительной высоте, предохранять его от падения и, стало быть, представляло собой важное обеспечение торговых интересов города». В итоге внутренний рынок стабилизировался, хотя Ольвия смогла выпустить небольшое количество золотых статеров лишь в период наивысшего экономического расцвета.

Следует также отметить издание в Ольвии двух декретов от имени ольвиополитов еще в третьей четверти V в. до н. э. о предоставлении права гражданства и ателии совместно с правом приобретения земли братьям из Синопы. Однако начальная формула в них не была характерна для демократических полисов и, очевидно, такая акция произошла под давлением местных олигархов. Вместе с тем, данный документ, как и более раннее письмо Ахиллодора, показывают, что здесь производилась купля и продажа недвижимости, в частности участков земли и домов.

Монеты с надписями и декреты стали в последние десятилетия для отдельных исследователей истории Ольвии одним из главных аргументов того, что в ней на протяжении почти всего

V в. до н. э. правили тираны, а полис находился под контролем владык Скифского царства. Причем такой контроль, определяемый иначе как скифский протекторат, не принес ущерба политической самостоятельности полиса. Существовала ли здесь постоянно столь длительный период тирания, а тем более скифский протекторат, ответить однозначно трудно. Олигархический режим в это время был во всех западнопонтийских полисах, с которыми Ольвия поддерживала теснейшие контакты. Изображения Афины и горгоны на ранних оболах указывают на расширение связей с Афинами и проафинскую ориентацию нижнебугского полиса, снабжавшего, очевидно, афинян продовольствием в период греко-персидских войн. Надписи на монетах обозначали имена ольвийских эпонимов, которыми являлись эйсимнеты мольпов, а не тиранов и тем более скифских царей.

Несмотря на все внешнеполитические события, так или иначе затрагивавшие и ольвиополитов, они тем не менее сконцентрировали все имеющиеся резервы для окончательного становления города и полиса. В данном аспекте следует еще раз отметить, что его стремление к лидерству на Понте и консолидации здешних эллинов более всего проявилось в V в. до н. э. По совету самого знаменитого и престижного в Элладе дельфийского оракула, как уже отмечалось, Ольвия учредила панэллинские ритуально-спортивные календарные празднества в честь Ахилла на Тендре. Их проведение, по всей видимости, через каждые четыре года наподобие олимпийских, пифийских, панафинейских, истмийских, во многом стимулировало разнообразные связи со всем греческим миром, невзирая на близкое соседство скифских и других иноэтнических объединений.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89