Ольвия Понтийская: Город счастья и печали

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Мифологическая связь Геракла со змеедевой и рождение от него трех сыновей основателей трех племен должны были способствовать политическим целям греков относительно занятых ими территорий. Вместе с тем, в этой легенде заключение священного брака между греческим героем и местной змеедевой рассматривается как позитивное явление в отношениях эллинов с варварами, что могло служить обоснованием для устройства смешанных браков между элитарными представителями эллинов и скифов.

 image073

Однако Геракл, как всеобщий выразитель греческой культуры, обладает человеческим совершенством и несомненным превосходством, более того, он дает разумные советы: то есть в этом мифе налицо представлено нескрываемое противопоставление эллинского интеллекта и рационализма и варварского инстинкта, выраженного, к тому же, в образе получеловеческого существа. А вместе с этим явная пропаганда более прогрессивной цивилизаторской роли культуры эллинов. Такое удивительное «расселение» древнегреческих героев даже в самые отдаленные уголки ойкумены, куда проникали эллины в период колонизации, не являлось единичным фактом. Это был не стихийный процесс формирования мифологических представлений, а традиция с осмысленным закреплением своих героев на захваченных землях для идеологического оправдания колонизационной деятельности.

Относительно святилищ на северных и западных границах Ольвийского полиса не сохранилось конкретных легенд или письменных свидетельств. Однако их наличие подтверждается археологическими раскопками. Одно из них было расположено к западу от Ольвии на Бейкушском мысу при слиянии Березанского и Бейкушского лиманов. Во второй половине VI первой четверти V вв. до н. э. этот мыс входил в западную пограничную зону полиса и был связан также преимущественно с культом Ахилла. Впервые в истории изучения этого культа было найдено множество вотивных «кружков», вырезанных из стенок керамических сосудов. На них процарапывались самые разнообразные рисунки совместно с именем Ахилла, чаще всего в сокращенной форме.

На северной окраине Ольвийского полиса у современных сел Старая Богдановка и Козырка на побережье Гипаниса открыты также два святилища, расположенные друг от друга в полукилометре. От первого из них сохранились остатки оригинальной формы строения, на стенах которого отмечены следы воздействия высоких температур от сожжения каких-то материалов.

 image075

Ввиду применения в культе огня как основной силы религиозного воздействия, не исключено, что этот комплекс был связан с культом Аполлона в ипостаси Борея для защиты от холодных масс воздуха с севера, а заодно с этим и приграничной полосы ольвийской сельской округи. При исследовании второго святилища открыты остатки сгоревшего деревянного алтаря и культовой ямы. После этого на их месте был возведен небольшой сырцово-каменный храм, простоявший непродолжительное время. Поскольку это святилище находилось в аграрной зоне Ольвийского полиса, то, по всей вероятности, оно принадлежало Деметре. Как и на мысу Гипполая, эта богиня на северных окраинах также выступала в ипостаси защитницы земледельцев.

Таким образом, Ольвийский полис, как и каждый такого типа политический организм, обеспечивал себя не только экономически. С самого начала его формирования уделялось большое внимание учреждению культов и организации святилищ тех героев и божеств, которые нужны были ему в первую очередь для упрочения на новом месте и защиты подвластных территорий, особенно в пограничных зонах. Благодаря различным сведениям о наличии таковых, более зримо представляется, какими землями владела Ольвия во второй половине VI первой четверти V вв. до н. э. Для каждого полиса, в том числе и Ольвии, важнее всего были интересы собственных граждан и собственной независимости. Принадлежащая ей идея единения понтийских эллинов в определенной степени нашла свое выражение в устройстве панэллинского святилища Ахилла на острове Левке и учреждении панэллинских религиозно-спортивных  празднеств в честь этого героя-бога на Ахиллодроме. Исходя из того, сколь важное значение имел этот культ в политике молодого полиса, ясно, что с его помощью ольвийская олигархия стремилась к контролю над морскими путями. Остров Левке и Ахиллодром были главными пунктами в Северо-Западном Понте на пути следования морских судов из Эгеиды. Они были рационально связаны с Ахиллом как защитником от бедствий на море для всех мореплавателей, которые традиционно оставляли в его святилищах дары и могли непосредственно контактировать со служителями его культа. Таким образом ольвиополиты получали важнейшую информацию о других античных городах и имели возможность устанавливать выгодные для себя торговые и культурные контакты.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89