От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Комплексы из Ушкалки и Вороной, отнесенные к III в. до н.э., исторического объяснения не получили. На основании археологического материала было подтверждено образование Европейской Сарматии на территории Северного Причерноморья в I в. до н.э.(3,с.95-99,109).

Изучение нижнеднепровских позднескифских городищ позволило М.П. Абрамовой реконструировать историю отношений их населения с сарматами. Возникновение укреплений на поселениях, превращение их в городища, по мнению М.П.Абрамовой, было вызвано появлением сарматов. Сами поселения возникли значительно раньше, в IV-III вв. до н.э. Большинство городищ, по ее мнению, возникло во II в. до н.э., когда появилась непосредственная угроза нападения сарматов. Сарматские племена, дойдя до Днепра во II в. до н.э., переправились через него и обосновались на правом берегу лишь к I в. н.э.: на карте Агриппы I в.до н.э. западная граница Сарматии проходила по Днепру. Во II-I вв. до н.э. К западу от Днепра, согласно М.П.Абрамовой, обитали земледельческие группы позднескифского населения, оставившие неукрепленные поселения. Учитывая факт появления городищ, сообщение Диодора, легенду ой Амаге, М.П. Абрамова полагала, что во II-I вв. до н.э. отношения не могли носить дружественный характер, хотя иногда сарматы выступили в роли скифских союзников (роксоланы Тасия). На протяжении этих веков сарматы, видимо, неоднократно пытались переправиться через Днепр, что по мнению М.П. Абрамовой также не могло способствовал. установлению дружественных отношений. К рубежу эры сарматам удалось зацепиться на правом берегу Днепра, что сопровождалось разрушением некоторых городищ. В целом она оценивала отношения скифского населения нижнеднепровских городищ о сарматами как недружественные, хотя в I-III вв. н. э. по археологическим материалам прослеживается слабое влияние сарматской культуры (4,с.274-283).

Более интенсивными контакты позднескифского населения о сарматами считала М.И.Вязьмитина, проследившая влияние сарматской культуре с I-II вв. н.э. (89,с.228; 90,с.170). Н.П.Зарайская близка к оценку М.П.Абрамовой (179). В Крыму, по мнению рада исследователей, контакты позднескифского населения с сарматам были более интенсивными и прослеживаются с момента появления сарматов в Крыму во II-I вв. до н.э. (500,с.141; 376,с.151; 87,с.195; 442,с.79). По антропологическим данным эти контакты отмечены для несколько более позднего времени, но в той же последовательности раньше в Крыму, позднее на Нижнем Днепре (223,с .94).

8 50-60 гг. параллельно с разворачиванием полевых исследований скифских курганов публикуются материалы раскопок предшествующих лет. Б.Н.Граков в публикации материалов Никопольского курганного поля рассматривая хронологию скифских могильников Нижнего Поднепровья. Чрезмерно широкие суммарные датировки привели его к выводу о существовании скифских курган №№ этом регионе во II в. до н.э. включительно, то есть, вплоть до хронологического стыка с сарматскими памятниками (120,с.100). А.И.Мелюкова опубликовала Тираспольские курганы и выделила среди них многочисленную группу комплексов III-II вв. до н.э. В населении, оставившем Тираспольские курганы, она предполагала переселенцев с Нижнего Днепра, потесненных с востока сарматами. Переселение с Днепра она сопоставляла с прекращением жизни на Каменском городище и переносом политического центра Скифии в Крым (304, с.160-165).

Работами П.Д.Либерова, В.Г.Петренко, В.А.Ильинской была определена принадлежность курганов приднепровской лесостепи к различным по происхождению культурам скифского времени, разработана их хронология. Было установлено отсутствие памятников, датируемых позднее начала III в. до н.э. (262,с.95-103; 263,с.156-162; 350,с.56; 189,с.80; 190,с.56-72). Так была окончательно разрушена археологическая аргументация гипотезы сарматского завоевания Северного Причерноморья М.И.Ростовцева, относившего ряд памятников скифской архаики Приднепровской лесостепи к III-II вв. до н.э. и видевшего в них переселившихся сарматов.

Уточнение хронологии курганов скифской знати Северного Причерноморья показало отсутствие памятников, датируемых позднее начала III в. до н.э. (66,с. 109,сл.). Анализ античного импорта из всех скифских Курганов Побужья и Поднепровья дал практически те же результаты (334,с.86-87). В то же время выделение на территории Днепро-Донского междуречья нескольких сарматских погребений, отнесенных К.О.Смирновым к III-II вв. до н.э., открыло заманчивую возможность удревнення датировки сарматского завоевания Северного Причерноморья.

Д.А.Мачинский по данным письменных источников попытался доказать захват сарматами Днепро-Донского междуречья в конце IV в. до н.э. Он не принял гипотезу постепенного продвижения сарматов на запад, начиная со времени псевдо-Гиппократа, поскольку считал, что и в сведениях Диодора и Геродота, и в синхронных последним сведениях псевдо-Гиппократа содержатся указания на локализацию савроматов в Приазовье наряду со скифами и меотами по обе стороны Танаиса. На протяжения IV в. до н.э. этнополитическая ситуация в Северном Причерноморье, по мнению Д.А.Мачинского, сохранялась прежней вплоть до гибели Атея, после чего началось активное продвижение сарматов, приведшее к завоеванию Скифии вплоть до Днепра уже в конце IV в. до н.э. Основанием для этого послужили упоминания у авторов IV в. до н.э. народа «сирматы» в области Танаиса, а также существование названия «Сарматия» в конце IV в. до н.э. Несомненна заслуга Д.А.Мачинского в установлении факта существования названия «Сарматия» еще в II в. до н.э. Однако, попытка приурочить его возникновение именно к концу IV в. до н.э., связать с началом продвижения сарматов в Северное Причерноморье и локализовать его в степном Диепро-Доиском междуречье именно в конце IV в. вызывает недоумение своей аргументацией (см. об этом гл.3).

На этом фундаменте строится ход дальнейших рассуждений, соответствующие датировки получают сведения Диодора о завоевании Скифии и легенда об Амаге. В III-II вв. до н.э. в степях Днепро-Донского междуречья, согласно Д.А.Мачинскому, существует сарматское царство. Племена, зафиксированные декретом в честь Протогена в окрестностях Ольвии он также считает сарматскими. Отсутствие сарматских памятников IV-II вв. до н.э. на этой территории исследователь аргументирует общими соображениями об отсутствии следов ряда кочевнических движений, известных в истории. Однако, согласно его собственным построениям, речь идет не о продвижениях и набегах, а о стабильном проживании сарматов в Днепро-Донском междуречье на протяжении около 200 лет (299), что, в случае правильности реконструкции, не могло не оставить следов в виде археологических памятников.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74