От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Кроме того, в некрополе Морская Градина из находок вне могил происходят монета Мессембрии 400-350 гг. и чернолаковый канфар второй половины IV в. до н.э.(32,с.64,339 № 1238; 544, с.287, № 719). Кроме того, в погребениях №№ 706 и 766 найдены сетчатый лекиф и чернолаковая пелика, датированные исследователями первой четвертью III в., но сами погребения отнесены к хронологическим группам .300-260 гг. и 225-175 гг. до н.э.(32,с.61,64,198, № 482, 343). Все это недвусмысленно подтверждает существование в некрополе Морская градина, датированном авторами в целом концом III -серединой II вв. до н.э., группы погребений IV в. до н.э.

По-видимому, руководствуясь датировками погребений по стран графическому принципу, Р.Венедиков предложил для монет Апполонии 300-150 гг. более дробные датировки: 250-200 гг., 250-225 гг., 225-175 гг. до н.э. Однако, в комплексах с монетами Апполонии этого периода отсутствуют надежно датированные монеты других центров. Отсутствуют и случаи прямой стратиграфии. Микрохронология монет Апполонии Понтийской III -II вв. до н.э. не разработана и суммарно их относят к 300-150 гг. до н.э. (32,0.332-336). Находки в погребениях №№ 17 и 632 монет Апполонии 350-306 гг. и монет Апполонии, датированных И.Венедиковым 260-240 гг. (по Т.Герасимову 300-150 гг.) доверия в. предложенным микродатировкам не вызывают (32, ср.: с.20,56 и с.35,37, 1175,1212,1180-1184,1208-1210). В погребении № 632 найдено 24 экземпляра монет Апполонии 350-306 гг. и 3 экземпляра, датированных И.Венедиковым 260-240 гг. до н.э.

Далее, используя свою микрохронологию монет Апполонии 300-150 гг. И.Венедиков продатировал найденные в некрополе Апполонии клейменье черепицы в основном III в. до н.э. и лишь погребения №№ 245 и 546 отнес к 320-280 гг. (32.с.346). Однако, клейменая черепица найдена в погребении № 282 совместно с монетой Апполонии 350-306 гг. Широкое использование черепицы в погребениях некрополя IV в. до н.э. не дает основания смещать датировку клейменых образцов в основном на III в. до н.э. Ц.Дремсизова по общему комплексу данных отнесла черепицы с клеймами к периоду IV-III вв. до н.э., датируя начало производства черепиц в Апполонии концом V в., расцвет производства — от середины IV до конца III в. до н.э.(32,0.324). В погребениях №№ 462 и 548 совместно о черепицами найдены лекиф с пальметкой и сетчатый лекиф, которые ка основании датированных И.Венедиковым черепиц 310-290 гг. и 380-280 гг., продатированы в комплексах соответственно 320-295 и 280-240 гг. до н.э. (32,с.34б). Как выясняется, оснований для столь поздних датировок нет.
Таким образом, является очевидным, что датировки аттической лаковой керамики всех категорий по материалам некрополей Апполонии позднее середины третьей четверти IV в. до н.э. не подкреплены соответствующими доказательствами. Т.Иванов, руководствуясь стратиграфическими наблюдениями, при определении хронологии керамика общепринята ранние датировки почти не учитывал и в ряде случаев неоправданно расширил их на весь IV и III вв. включительно. Если при датировке чернофигурной, восточногреческой и художественной краснофигурной керамики он в основном придерживался принятых в литературе датировок, используя самые поздние из них, то при датировке массовых видов краснофигурной керамики для находок из Апполонии определены весьма омоложенные даты.

Так датировки лекифов с пальметами, при существующих датировках в пределах первой половины IV в. до н.э., для экземпляров из Апполонии определены в интервале конец второй четверти IV -начало III в. до н.э., сетчатые лекифы датируются вплоть до начала III в. до н.э., до этого же времени дотянуты датировки чернолаковых лекифов (32,с.104-116,122-126). Датировки чернолаковых пелик, согласно хронологическим рамкам некрополя Морская градина, доведены до второй половины III в. до н.э. Особенно поздние, по сравнению с существующими, предложены датировки чернолаковых киликов, канфаров, скифосов, мисок и солонок (32,с.170,178-189,191-198,201-203,215-226).

В силу всех перечисленных обстоятельств, представляется, что такое расширение датировок в сторону омоложения материалами некрополей Апполонии не подтверждается. Как ни печально, но столь фундаментальное наличие богатейших материалов при определении датировок наиболее массовых категорий чернолаковых сосудов оказывается непригодным. Отчасти компенсирует ситуацию то, что в некоторых случаях приводится литература с общепринятыми датами. Большое омоложение датировок заметно и для различных типов гончарной керамики местного производства. В особенности, это касается датировок бальзамариев.

Их находки в закрытых комплексах с монетами 350-306 гг. и Эфеса 387-295 гг.(погребения №№ 692,764) свидетельствует об их значительно более раннем появлении, не позднее рубежа IV-III вв. до н.э.(32,с. 64,337, № 1206). 0 том, что это неслучайно, свидетельствует находка веретенообразного бальзамария с монетой IV в. до н.э. в погребении № 3 некрополя Мессембрии (531,с.171,рис.123).

В целом истоки идеи зависимости датировки погребения от его глубины представляются неясными. Д.М.Робинсон, специально изучавший греческую погребальную обрядность по материалам некрополей Олинфа, Родоса и других центров отмечал отсутствие связи тала погребального сооружения, его глубины, внутренней топографии некрополей от хронологической позиции. Что было установлено, так это зависимость глубины могил от твердости грунта и незначительная глубина детских и младенческих захоронений, независимо от их возраста (537 а,с,137-138).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74