От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Из Посулья, из курганов бывшего Роменского уезда происходят бронзовые уздечные бляхи с изображением головы кабана, датируемые первой половиной V в. до н.э. С грушевским изображением их объединяет ряд особенностей: изящность контура головы, смещенность уха на затылочную часть, изображение уха в характерной для пантеры форме, выделение задней части нижней челюсти. Сходство этих блях с местными бронзовыми изделиями Посулья, отличия от блях с изображением кабана из Нимфейских и Семибратних курганов, отмеченных сильным греческим влиянием, позволили А.И.Шкурко, в отличие от В.А.Ильинской, отнесшей роменские головки к продукции греческих мастеров Боспора (189,с,111, 133), считать их изделиями местных мастеров. А.И.Шкурко отметил архаизированную манеру изображений на этих бляшках (494,с.97,рис.2,14; 3,11). Предположение А.И.Шкурко подтверждено результатами спектрального анализа металла (44.с.57).

По мнению К.Ф.Смирнова, видевшего в животном грушовской ложечки вепря, подобные ложечки найдены на савромато-сарматской территории, в погребении № 2 кургана № I группы Башкирское стойло и в погребении № 2 кургана № I группы Лапасина у с.Любимовка. В то же время он отмечал отсутствие сюжета, подобного грушевской, среди использовавшихся для сарматских ложечек. Он также считал, что костяные ложечки совершенно неизвестны в скифском Северном Причерноморье и являются характернейшим предметом в женских могилах: савроматов и ранних сарматов (429,с.62).

Костяная ложечка из Любимовки имеет окончание, оформленное в виде схематизированной головки орлиноголового грифона и ничего общего, кроме простоты и выразительности изображения, с Грушевской ложечкой не имеет (430,табл.22,18). Ложечка из Башкирского стойла имеет окончание в виде зооморфного силуэта (316,табл.26,4). В обоих случаях сопоставления чисто формальные, по категории изделия, основанные на представлении об отсутствие таковых у населения Северного Причерноморья. Хотя для нашего региона такие ложечки и не слишком типичны, все же их серия достаточно представительна. Находки равномерно распространены как в лесостепной, так и в степной зонах, к востоку и к западу от Днепра.

Найдены как на поселениях, так и в курганах. Все они отличаются специфическим своеобразием. Оформление их окончаний исполнено в ярком причерноморском зверином стиле. В степных захоронениях встречены и простые ложечки, без какого-либо оформления. Ни в одном случае не приходится предполагать сарматское влияние. Датировки памятников, из которое они происходят, охватывают VII — начало III вв. до н.э. (190,с.114,табл.XXIV,2; 497,с.182,рис.1,21; 451,с.155 рис.3,32; 244,с.145,рис.15,2). В северо-восточной камере Чертомлыка найдена простая серебряная туалетная ложечка (156,с.98).

Приведенные параллели убедительно связывают комплекс из Грушевки с памятниками Северного Причерноморья и более всего с курганами Посулья. Отчасти фиксируются кавказские связи (подвеска и сосуд, если он действительно связан с погребением). Время комплекса отчетливо очерчивается VII-V вв. до н.э. Датировка сосуда, если он и происходит из комплекса, не может влиять на общую дату, слишком широк его хронологический диапазон. Погребение, по-видимому, раннескифское. Этому не противоречат возможные кавказские связи. Днепровская лесостепная левобережная группа, с которой комплекс тесно связан, в свою очередь по происхождению связывается с памятниками келермесского типа Северного Кавказа (189,с.174). Связи в этом направлении сохраняются и позднее, что (фиксируется материалами Елизаветовского могильника на Нижнем Дону и др.(225,с.160), видимо, до середины V в до н.э.(191,с.72; 353,с.172).

25. с.Марьевка Доманевского р-на Николаевской обл. К.Ф.Смирнов отнес марьевский комплекс ко II в. до н.э. и считал раннесарматским. В нем он видел подтверждение проникновению сарматов к западу от Днепра еще в III в. до н.э. (?1), (429,с.114).

Анализ комплекса дан в главе 2. В случае комплексности находки, при случайном происхождении фибулы, наиболее вероятна дата конец II-I вв. до н.э. Этническая принадлежность неясна.

26-27. с.Новогригорьевка Вознесенского р-на Николаевской обл. Курган № 1 погребение № 22 и курган № 2 погребение № 13. Раскопки О.Г.Шапошниковой в 1974 г. (478).

К.Ф.Смирнов отнес эти погребения к раннесарматским эллинистического времени (429,с.114). В погребениях найдены два кувшина и миска античного, вероятно, ольвийского производства. Эти формы существовали длительное время, узко не датируются. Вероятна датировка римским временем.

28-30. Случайные находки вещей прохоровского типа из лесостепи, мечи из бывшего Острогожского уезда и с.Веселое Белгородской обл., бронзовое зеркало с городища Битица в Сумской обл.(422,с.191-194).

Оба меча найдены вне комплексов. Датировка прохоровских мечей развитого типа сейчас достаточно надежно определяется в пределах II-I вв. до н.э. (рис.18,8-9).

Зеркало из Битицы относится к типу, распространенному и в прохоровское в сусловское время. Типологически сходное с сарматскими, зеркало из Битицы резко выделяется пышной орнаментацией, не имеющей аналогов в сарматских зеркалах (рим.22,II). Аналогичное зеркало, датируемое временем около рубежа эры, происходит из Минусинской котловины (289,табл.53,51).

Изучение погребений из Северного Причерноморья, рассматриваемых различными исследователями в качестве раннесарматских III-II вв. до н. э., дало следующие результаты:
— 2 белозерской культуры эпохи поздней бронзы (Ново-Филипповка, Спасское);
— 1 киммерийское (Кут, кург.32);
— 2 скифских VII-V вв. до н.э.(Вороная, Грушевка);
— 5 скифских IV в. до н.э.(Яремовка, Троицкое, Михайловка, Верхние Серогозы, Верхняя Маевка);
— I погребение IV в. до н.э. неясной принадлежности (Александровск,
кург. 1.2 погребение 3);
— I позднескифское (Кут, кург.1);
— 6 сарматских II-I вв. до н.э. (Фрунзе, Квашино, Балаклея, Большая Белозерка, Днепрострой, Александровcк кург.7 погр. 2);
— I комплекс II-I вв. до н.э. неясной принадлежности (Марьевка);
— 10 сарматских I в. до н.э. — I в. н. э. (Ново-Баранниковка, Александровск кург.10 погр.2, Раздольное и Новоселки, Вольно-Улановка, Новогригорьевка, Гришино, бывш. Острогожский уезд. Веселое, Битица);
— I савроматского времени с прохоровским чертами IV в.до в.в. (Ушкалка);

Таким образом, древнейшие сарматские погребения, отражавшие появление сарматов в Северном Причерноморье, датируются не ранее II, II-I вв. до н.э. и совпадают с датировкой сарматского завоевания Северного Причерноморья, определенной в свое время М.П.Абрамовой (2; 3). Эта дата согласуется о надежно датированными письменными источниками, зафиксировавшая появление сарматов в этом регионе Дельфийские манумиссии, декрет в честь Диофанта). Относительно древнейших сарматских погребений Северного Причерноморья М.П.Абрамова указывала на отсутствие среди них характерных погребений прохоровской культуры и принадлежность их к переходным формам от раннесарматской к среднесерматской стадии (2,0.68-69). Это наблюдение, свидетельствующее о позднем характере древнейших сарматских погребений Украины полностью подтверждается их датировкой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74