Не пропустите: на двери верона стоимость выгодная от компании "Двери оптом".

От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

По-видимому, Диофанту удалось нейтрализовать Боспор (82,с.72) лишь на краткое время, что и позволило ему разгромить крымских скифов. После его отъезда из Северного Причерноморья, Боспор, по-видимому, восстановил прежние отношения со скифами. Это косвенно проявилось в том, что несмотря на победы Диофанта в войне со скифами, Херсонес окончательно лишился владений в северо-западном Крыму, перешедших к скифам (501,с.134). После войны скифы начали планомерно заселять юго-западный Крым (86,с.180). Иными словами, поражение скифов в Диофантовых войнах практически не отразились на демографическом и военном потенциале Крымского царства. С точки зрения союзных отношений с Боспором заслуживает внимания находка серебряной тарелки царицы Гипепирии I в. н.э. в Неаполе Скифском (509,с.113).

Согласно упоминавшемуся свидетельству Страбона (VII,4,5 258 а, с.126), Крым и территория к северу от него вплоть до Борисфена называлась Малой Скифией. В декрете в честь Диофанта говорится о том, что Диофант прошел в середину Скифии. Здесь речь идет о Неаполе, что автоматически исключает Нижнее Поднепровье из состава Крымской Скифии. Из декрета также очевидно; что самоназванием Крымской Скифии также была «Скифия», а не «Малая Скифия». Это позволяет, как и для Нижнедунайской Скифии, предполагать искусственность последнего названия, его классификационно-исторический, литературный характер. Вероятно, и территория Нижнего Поднепровья сохраняла название «Скифия». Однако, территориальное единство Крымской в Нижнеднепровской Скифии, как будто бы очевидное из свидетельства Страбона, не подтверждается археологическими данными.

Степное пространство между нижним течением Днепра и Перекопом, как ни один другой район степей Таврии, подвергся практически сплошному археологическому обследованию многими экспедициями ИА АН Украины (А.М.Лесков, А.А.Щепинский, Е.ВЛерненко, Г.Л.Евдокимов, А.И.Куйбышев, Ю.В.Болтрик, В.Н.Корпусова). Среди нескольких тысяч раскопанных здесь курганов, содержащих погребения всех археологических культур, нет погребений, которые можно было бы связать с поздними скифами. Позднескифское селище, указанное на карте П.Н.Щульца к северу от Скадовска, по другим источникам неизвестно (500,с.128,рис.1). Между Малыми Скифиями на Нижнем Днепре и в Крыму лежали степи к северу и югу от Перекопа, населенные со II в. до н.э. кочевниками-сарматами.

Для характеристики позднескифского периода в Нижнем Поднестровье данных очень мало. Здесь, как и везде, не позднее середины III в. до н.э. исчезает степное скифское население, поселения греческих, гетских и скифских земледельцев. Как уже отмечалось, видеть виновников этих событий в кельтах Фракии не приходится. По-видимому, гибель греческих поселений следует связывать с общим для причерноморской Скифии процессом исчезновения скифов-кочевников. Что любопытно; ни на скифских, ни на гетских поселениях этого района нет следов внезапной гибели (307,с.198).

Как уже отмечалось, современные данные не подтверждают существования группы скифских захоронений III-II вв. до н.э. и для Нижнего Поднестровья. В курганах Тираспольщины, исследованных И.Я. и Л.П.Стемпковскими, как будто выделяется группа скифских погребений II-I вв. до н. э. Однако, на фоне результатов современных полевых исследований эта группа выглядит весьма странно. Судя по материалам Стемпковских, курганов этого времени как будто бы должно быть много. Однако, многолетние исследования молдавских археологов в этом районе не подтверждают их наличия. Более того, по характеристикам Стемпковских в скифских курганах Тираспольщины господствовали катакомбы III типа весьма специфической планировки. Ни одно сооружение подобного рода современными исследователями здесь не обнаружено. В чем здесь дело, сказать трудно. Для II в. н.э. в Нижнем Поднестровье зафиксировано распространение позднескифских памятников типа Молога II. Их появление здесь связывается не с дальнейшим развитием местной традиции, а с переселением сюда населения части городищ Нижнего Поднепровья, прекративших существование в первой половине II в. н.э.(273,с.00; 132,с.106). Для III-II вв. до н.э. в Нижнем Поднестровье известны лишь отдельные находки античной керамики в кургане № 20 у с.Семеновка и тризне III в могильнике Курчи, не связанных с погребениями.

История Малой Скифии в Добрудже в III-II вв. до н.э. известна весьма неполно по отрывочным свидетельствам письменных, эпиграфических и нумизматических источников. Археологические материалы, связанные с позднескифским населением этой территории неизвестны.

Несмотря на многочисленные, казалось бы, трагические события (разгром Атея, разгром скифов Лисимахом в 313 г. до н.э.) в середине III в. до н.э. скифы, по свидетельству Деметрия из Каллатии, занимали значительные области на территории современной Добруджи вблизи Дионисиополя и Том (псевдо-Скимн,756). Ко времени около рубежа III-II вв. до н.-э. относится декрет Одесса в честь Гермия-антиохийца, о котором упоминается скифский царь Канит (116,о.251, № 17). Концом III-II вв. или второй четвертью — концом II в. до н.э. датируется весьма многочисленная по числу разновидностей серия монет скифских царей Канита, Хараспа, Сария, Танузы, Акроса, Айлиса, правивших в Малой Скифии в Добрудже то ли последовательно, то ли единовременно (444; 204,с. 57-58; 253,с.50). В декрете Истрии в честь Агафокла рубежа III-II вв. до н. э. упоминается местность в Добрудже, именуемая Скифией и некий варварский правитель Ремакса.

По мнению Т.В.Блаватской и П.О.Карышковского последний является правителем гетов. Т.В.Блаватская также считала фракийцем и вождя Золту из этого же декрета (55,с.15Ц 206;. с.36-42). Упоминание территории в Добрудже, именуемой Скифией, вне связи со скифами, наличие такого устойчивого топонима свидетельствует о длительном периоде его существования, вероятно, восходящего ко времени Атея, а возможно, и к более раннему. Кроме того, употребление названия в такой форме свидетельствует, что самоназванием территории, где проживали скифы в Добрудже, была именно «Скифия», а не «Малая Скифия», как это передает Страбон (VII,4,5; 5;12). По-видимому, определение является более поздним нововведением, возможно, принадлежавшим великому географу.

В Малой Скифии в Добрудже Плиний перечислил ряд скифских городов: Ливист, Зигера, Роковы, Евмения, Афродисиада, Партенополь, Герания. Жителей Малой Скифии он назвал скифами-пахарями (Плиний,4,44), что вероятно свидетельствует о переходе скифов к оседлости и земледелию и в Добрудже, как это имело место на позднем этапе и на Нижнем Днепре и в Крыму.

По мнению П.О.Карышковского монетная чеканка Канита и его преемников, достаточно многочисленные находки этих монет в Добрудже, на о.Левка, в Тире, Ольвии и в Крыму говорят о существовании в Добрудже скифского государства. Косвенные данные свидетельствуют о весьма скромной роли Малой Скифии в жизни Нижнего Подунавья (208,с.66-70). По мнению Т.В.Блаватской, в результате вторжения бастарнов скифское царство к концу II в. до н.э. весьма ослабло (55,с.157).

Вряд ли оно пережило правление Буребисты. В римское время, согласно периплам, Скифией именовалась прибрежная полоса от Истрии до Аполлонии. При Диоклетиане римская провинция Скифия охватывала всю Добруджу (206.с.51).

Как уже отмечалось, появление сарматов в Северном Причерноморье по данным письменных и археологических источников относится к середине II в. до н.э. Захоронение возле Ушкалки савроматского времени, датируемое не позднее IV в. до н.э., необходимо рассматривать в русле скифо-савроматских связей VII — начала III вв. до н.э., имевших самый разнообразный характер. Исследователи скифской и савроматской археологических культур давно отмечают общность черт различных категорий обеих материальных культур для раннего времени (оружие, узда, отдельные типы украшений и др.). Постепенно наши знания в этом направлении расширяются и культурные контакты отмечены и для V — IV вв. до н.э. Н.А.Гаврилюк в керамике степных скифов-выделила группу сосудов находящих аналогии в памятниках Северного Кавказа, Нижнего Поволжья и Волго-Донского междуречья. Группу керамики савроматского облика составляют находки из 14 комплексов (91,с.138). Сюда также следует отнести и сосуд из кургана у с.Верхние Серогозы раскопок Ф.Брауна (о нем см.Приложение № I) и находки из скифских курган №№ с.Львово Сивашовка и др. (245;249), Орджоникидзе (312 а), Курчи. (131), Брилевка (169), Астанино к.23 п.13 (507,с.73,рис.5).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74