От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

В свою очередь, хронология и периодизация варварских поселений и могильников прилегающих территорий, независимо от их этнической принадлежности, на территории и степи, и лесостепи от долины р.Терек на востоке до Днестро-Карпатских земель на западе также ей соответствуют. Анализ общих изменений в экономике греческого и варварского миров обнаруживает определенные совпадения во времени периодов подъема (конец V — начало III вв. до н э.) и спада (III-II вв. до н.э.) в развитии и относительной стабилизации около рубежа эры. Появление сарматов в Северном Причерноморье в середине II в. до н.э. не могло вызвать всеобщий кризис в начале III в. до н.э., в таких масштабах и с такими последствиями. Поэтапные изменения демографической ситуации в степях Северного Причерноморья во второй половине I тыс. до н.э., прослеживаемые по археологическим памятникам, демонстрируют карты на рис. 14, 15 и 16, последовательно отражающие ситуацию V-IV вв., III — начала II вв., II — I вв. до н.э.

Близкие по характеру и направленности процессы в то же время имели место на большей части Евразийских степей. Как уже отмечалось, для Поволжья и Южного Приуралья весьма проблематично выделение памятников прохоровской культуры III -начала II вв. до н. э. Скорее всего, масса памятников, относимых к III-II вв. , в действительности относится ко II-I вв., и частично к IV в. до н.э. По-видимому, для III -н ачала II вв. до н.э. для этого региона также следует предполагать резкое сокращение населения, выделение археологических памятников которого на сегодня крайне затруднено отсутствием надежных археологических критериев для этого периода, а также, вероятно, их крайней малочисленностью. В III в. до н.э. пришли в упадок племена тасмолинской культуры Центрального Казахстана (288). Утратили военно-политическое могущество саки Южного Прибалхашья (10,с.143,147). Фиксируется общий упадок татарской культуры (125,с.132; 289,с.84-85). В Туве прекращает существование земледельческая культура (252,с.77).

Все это позволило предположить, что определенная цикличность развития детерминирована общими объективными причинами, по-видимому, глобального порядка. При известной роли различных факторов внутреннего развития, основным исходным импульсом могли быть природно-климатические изменения. И в самом деле, для второй половины I тыс. до н.э. отмечаются прямые совпадения во времени периодов увлажнения и иссушения с основными этапами исторической периодизации. Так, период интенсивного увлажнения середины I тыс. до н.э.  соответствует времени экономического и политического расцвета греческого и скифского населения Северного Причерноморья во второй половине V — начале III вв. до н.э. Засушливый период III -начала II вв. до н.э. характеризуется дестабилизацией ситуации, кризисом экономики, ее переориентацией как для скифского, так и для греческого населения. Нормализация увлажнения, наступившая к рубежу эры, характеризуется также новым экономическим подъемом в развитии региона, хотя именно в это время в Северной Причерноморье появилась новая этническая группа воинственных кочевников сарматов (363,с .30-31).

Судя по основным элементам, характеризующим экономическое и социальное развитие, малоподвижный характер скотоводства, распределение пастбищ, появление оседлости и земледелия, значительная имущественная дифференциация, сословно-классовое членение общества, зарождение элементов государственности, скифское кочевое обществе степного Северного Причерноморья в IV в. до н.э. достигло апогея в социально-экономическом развитии при данном способе производства (72,с.131), что, по-видимому, характеризуется исчерпанием возможностей дальнейшего развития, определенным застоем и социально-экономической неустойчивостью самого скифского общества. В сочетании с резким ухудшением природных условий все это могло привести к описанной ситуации. На нынешнем уровне знаний трудно предположить ход развития событий в причерноморской лесостепи. Однако, очевидно совпадение общих тенденций.

Для греческого населения причерноморского региона, при всех особенностях внутреннего политического и социально-экономического развития, изменение природно-климатических условий могло быть исходным моментом, приведшим к резким изменениям в отношениях о варварским миром, переориентации экономики и, в конечном итоге, к затяжному кризису III-II вв. до н.э. Разумеется, здесь свою роль сыграли и общие для греческого мира Черноморья-Средиземноморья процессы этого времени.

Данные об изменении увлажнения во второй половине I тыс. до н.э. упоминала в свое время И.Т.Кругликова, отметившая их полное соответствие динамике развития сельскохозяйственной территории Боспора. Однако, противоречивость .данных и, по-видимому, отсутствие общей картины по всему Северному Причерноморью не позволили дать им должную оценку (241,с.20). А.А.Масленников недавно пришел к выводу о значительной роли колебаний увлажнения около середины III в. до н.э. в общих изменениях на Европейском Боспоре (297,с.42-43). На сегодняшний день имеются дополнительные доказательства резкого уменьшения увлажнения в последние века перед рубежом эры (465,с.287; 38,с. 177; 76,с.152, рис.57,1; 329; 330,с.17; 259,с.124-126; 9,с.66,рис. 4,4; 237,с.61,рис.2; 187,с.98). Т.А.Серебряная объяснила резкое уменьшение облесенности Среднерусской возвышенности в это время интенсивной земледельческой деятельностью населения зарубинецкой и других земледельческих культур (397,с.16). Однако, демографический потенциал зарубинецкой культуры (от 4 до 6 тыс. одновременно живущих 134,с.70) противоречит этому положению.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74