От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ОЧЕРК ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ В КОНЦЕ IV — II ВВ. ДО Н.Э.

В результате значительного накопления археологических материалов за последние 30 лет стало возможным уточнение представлений о заключительном этапе истории Великой Скифии причерноморских степей, о переходном периоде, завершившемся возникновением Европейской Сарматии, сложением совершенно новой этнополитической ситуации в северопричерноморском регионе.

Одним из важнейших достижений является выяснение вопроса о западном рубеже Скифии. Свидетельство Геродота о западной границе по Дунаю в свое время было оспорено А.И.Мелюковой. По имевшимся в ее распоряжении археологическим данным она пришла к выводу о прохождении западного рубежа Скифии IV-III вв. до н.э. по Днестру и принадлежности степного Дунай-Днестровского междуречья гетскому населению, о выходе скифов на Дунай лишь в ходе экспансии Атея во второй половине IV в. до н.э.(306.с.79-80; 308.с.243).

За последние годы в Дунай-Днестровском междуречье исследовано около 300 скифских курганов (377; 21). Динамика развития скифских памятников в этом регионе соответствует общей ситуации во всей причерноморской степной Скифии.

Немногочисленные погребения и курганы периода архаики во второй половине V в. до н.э. сменяются стационарными могильниками, существовавшими вплоть до начала III в. до н.э. По-видимому, в это время скифское кочевое и гетское оседлое население совместно использовали эту территорию в соответствии с хозяйственным укладом, эксплуатируя различные экологические ниши.

Находки скифского облика из курганов фракийской знати в свое время послужили М.И.Ростовцеву основанием для гипотезы о скифской гегемонии в Карпато-Дунайском регионе. Сегодня преувеличивать роль скифов в истории этого региона не приходится, однако, археологические материалы свидетельствуют о весьма тесных контактах местного населения со скифами и присутствии последних в Нижнем Подунавье в различные периоды. Данные о распространении вооружения скифского типа в VII-V вв. до н.э. в Средней Европе, обобщенные С.А.Скорым (405), находки ранних каменных скифских антропоморфных изваяний на территории Добруджи и другие материалы скифского типа свидетельствуют о том, что Подунавье традиционно находилось в сфере скифских интересов, начиная с периода архаики.

По мнению Т.В.Блаватской, на протяжении V — первой половины IV в. до н.э. вся Фракия находилась под властью своих царей и появление скифов в Добрудже около середины IV в. до н.э. носило характер внезапного массового вторжения. Она привела мнение Г.Кацарова, согласно которому государство сдрисов распалось в середине IV в. до н.э. под натиском скифов. К этому времени Т.В.Блаватская отнесла сведения Страбона о переселении части населения Нижнего Поднепровья и Крыма в Нижнедунайскую Скифию (Страбон,VII,4,5 — 258 а,с.126). Впрочем, текст настолько лишен исторического содержания, что его отнесение ко второй половине IV в. до н.э. (55,с.80) не менее вероятно, как не исключена и более ранняя, и более поздняя (начало III в. до н.э.) привязка.

К сожалению, румынские археологи практически не исследуют курганы. Однако, даже то немногое, что имеется на сегодняшний день, существенно меняет наши представления. На территории Браильского округа (к западу от Дуная) известно около 40 скифских захоронений V-III вв. до н.э. Причем, если захоронения V-IV вв. связываются со скифами-кочевниками, то могильник Кисканы, середины IV в. до н.э., по обряду захоронения (бескурганный) соотносят с оседлыми скифами (543,с.40;). Более десятка скифских погребений известно и в Румынской Добрудже (523,с.69-148). Весьма значительная коллекция скифских мечей V-IV вв. до н.э. собрана в последнее время на территории Румынской Молдовы (528,с.115). Открытие двух рядовых курганных могильников IV в. до н.э. с захоронениями в типичных подбоях и характерным набором скифского инвентаря в южной Добрудже, на территории Болгарии, позволяет предполагать более высокую концентрацию скифских курганов этого времени на транзитной территории румынской Добруджи (167,с.118).

Благодаря полученным данным, становится совершенно очевидной независимость появления скифов на Дунае от давления сарматов с востока или в связи с экспансией Атея. Скифское расселение в этом районе происходит со второй половины V в. до н.э., как и во всей причерноморской степи. Можно предполагать, что и Дунай не являлся препятствием для кочевников, а проникновение скифов, мирное расселение, происходило и за Дунаем. Несомненно, обширные луговые пастбища огромной дунайской поймы не могли не привлекать скотоводов. Согласно Страбону, скифы занимали в Добрудже болотистые земли (VII,4,5; 5,12 256а, с.156), по-видимому, луговые пойменные пастбища. В районе Добруджи Дунай имеет чрезвычайно широкую заболоченную луговую пойму (266,с.5). Поэтому трудно исключать хотя бы сезонное пребывание скифов на Нижнем Дунае в пределах Добруджи, связанное со скотоводческими циклами, даже в период существования государства одрисов.

В начале III в. до н.э. Великая Скифия причерноморских степей прекратила существование. С этого момента история поздних скифов на протяжении шести столетий протекала в рамках территориальных образований в Нижнем Поднепровье, предгорном Крыму и в Нижнем Подунавье, известных в истории под названием Малых Скифий.

Не позднее начала III в. до н.э. ранее относительно плотно заселенные степные пространства Северного Причерноморья опустели. Скифское население сосредоточилось у речных долин Нижнего Днепра, рек предгорного Крыма, Нижнего Дуная. Здесь переселенцы переходят к полной оседлости и становятся земледельцами.

Среди раскопанных в Северном Причерноморье тысяч скифских курганов на сегодня неизвестен ни один, датируемый позднее этого времени. Наиболее ранние захоронения позднескифских могильников датируются не ранее середины II в. до н.э. Прекратилась жизнь на Каменском, Белозерском, Елизаветовском городищах и многочисленных поселениях.. III в.до н.э. пережили немногие поселения и городища Нижнего Днепра и предгорного Крыма. Материалы III — начала II вв. до н.э., найденные на них, крайне малочисленны и недостаточны для характеристики этого периода.

Не менее разительные изменения произошли в северопричерноморской лесостепи. Здесь в это время зафиксировано прекращение существования культур скифского типа. Единичные случайные находки вещей и античной керамики на городищах вне слоя и в насыпях курганов, этим практически и ограничиваются все свидетельства протекания здесь каких-то жизненных процессов в III — начале II вв. до н.э.

Что же могло вызвать эти изменения? Традиционно финал Великой Скифии связывается с сарматским завоеванием Северного Причерноморья, военным разгромом. Однако, как выяснилось, сарматы в Северном Причерноморье появляются лишь около середины II в. до н.э. Предполагаемые набеги сарматов на территорию степной Скифии из неведомого далека не могли привести к исчезновению всего населения степи и лесостепи. Не могло послужить причиной всех этих изменений в начале III в. до н.э. и кельтское нашествие, не затронувшее Северное Причерноморье. Упоминаемые в декрете в честь Протогена племена скиров и бастарнов по современным представлениям могут сопоставляться с продвижением скиров и бастарнов в Нижнем Подунавье и Поднестровье не ранее конца III -начала II вв. до н.э. При отсутствии внешнего воздействия в начале III в. до н.э. фиксируется повсеместное исчезновение памятников прежних типов, протекание жизненных процессов в течение III -начала II вв. до н.э. в каких-то совершенно угнетенных формах, отразившихся в крайне незначительных археологических следах.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74