От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Интенсификация контактов греков с населением Нижнего Подонья в IV в. до н.э., по-видимому, и привели к появлению в литературе этого времени этнонимов «сарматы», «сирматы» и, соответственно, территории их обитания «Сарматия». Все эти наименования, наравне с савроматами Геродота, псевдо-Гиппократа и Эфора, связаны с областью Танаиса. Впрочем, Д.А.Мачинский допускал подобную мысль, но отверг ее, считая свои пассажи со зловонным озером и тарандом более доказательными (299,с.50) К.Ф.Смирнов полагал, что «Сарматия» IV-III вв. до н.э. связана с районом Танаиса (429,с.39).

Б.Е.Максименко придерживается того же мнения (276, с.127). Не исключена и более восточная локализация. Не позднее V в. до н.э. степные районы Предкавказья оказались включенными в сферу кочевий населения, связанного по происхождению с Нижним Поволжьем и Южным Приуральем (79,с.179). Не позднее середины IV в. до н.э., а возможно и раньше, в степях Нижнего Прикубанья фиксируется появление нового населения, родственного нижневолжскому (291,с.158,170-173).

В 309 г. до н.э. значительные силы скифов приняли активное участие в качестве союзников в войне за боспорский престол. Военные действия происходили в Крыму, а также за восточными пределами Скифии IV в. до н.э., — в Прикубанье (Диодор 258 а,с.474-477). Если принять гипотезу Д.А.Мачинского, то эти события происходили уже после разгрома причерноморской Скифии сарматами, после захвата последними территории степного Днепро-Донского междуречья. Прямых упоминаний сарматов у Диодора нет. Ю.М.Десятчиков предполагает в царе Арифарне, предводителе варварских племен азиатского Боспора, принимавших участие в этой войне, царя сираков (159,с.46). В сираках большинство исследователей видит западную ветвь населения Поволжско-Приуральских степей савроматского времени. И хотя В.Б.Виноградов предполагал появление сираков в этом районе, в III в. до н.э., не исключена и более ранняя дата. Наличие савроматской археологической культуры на Северном Кавказе фиксируется с V в. до н.э.(77,с.108,сл.178; 79,с.179). С середины IV в. до н.э. на Нижней Кубани фиксируется появление населения, сопоставляемого с сираками. Следует отметить, что начальная дата здесь определена достаточно условно. Вполне вероятно более раннее время (291,с.171-173).

В целом письменные источники IV в. до н.э. не дают оснований предполагать изменения в расселении племен восточной окраины Скифии в сравнении о более ранним временем. Появившиеся в IV в. до н.э. названия «сирматы»,»сарматы», «Сарматия» уверенно соотносятся с Подоньем, исконной территорией савроматов, Прикубаньем и Северным Кавказом. Для IV в. до н.э. нет никаких данных о сокращении скифской территории или о продвижении савромато-сарматов в пределы Скифии.

В науке остается дискуссионным вопрос о соотношении этносов и материальной культуры савроматов и сарматов. Причем, по мере накопления археологических данных и углубленного изучения письменных источников решение отнюдь не приближается. Из исходных данных достоверно здесь немногое: этноним «савроматы» появляется ранее; чем «сарматы» и «Сарматия». Локализация савроматов связана с Танаисом и Меотидой.

Однако, то же справедливо и для «сарматов» и «Сарматии», которые для IV-П вв. до н.э. также связаны с областью Танаиса-Дона, Меотиды, Танаиса-Кубани или Северного Кавказа (Эфор, псевдо-Скимн, Полибий, Мровели).

В последнее время резко осложнился и вопрос о материальной культуре собственно савроматов. Античные письменные источники называют савроматами только население Подонья и не дают оснований для включения в территорию их расселения Нижнего Поволжья и Южного Приуралья.

При этом материальная культура населения Нижнего Дона наименее изучена. Известные здесь памятники относительно немногочисленны, весьма неоднородны и отличаются ярко выраженной скифоидностью. Все это затрудняет характеристику собственно савроматской археологической культуры и выяснение ее соотношения с культурами савроматокого времени Поволжья и Приуралья (342; 343). В то же время, древнейшие памятники прохоровской культуры, исследованные на Дону, с которой отождествляют сарматов, относятся ко II в. до н.э. (276,с.49). Поскольку этнонимы «сарматы» и «Сарматия» вплоть до II в. до н.э. связываются исключительно с областью Дона и Кубани, то возникает новый вопрос: насколько правомерно их соотнесение с прохоровской культурой, возникающей в VI-V вв. до н.э. в Южном Приуралье (443,с. 151) и появляющейся на Дону лишь во II в. до н.э. В целом вопросов здесь больше, чем ответов.

События III-II вв. до н.э. крайне слабо отражены в письменных источниках. Северное Причерноморье почти на два столетия практически выпадает из поля зрения античных авторов. Ценнейшими документами этого периода являются этнографические памятники из греческих городов Северного Причерноморья.

Ольвийский декрет в честь Протогена датируется концом III -началом II вв. до н.э. (521, № 32; 215,с.142-149; 205,с.95-105) по палеографическим данным, по просопографическим в пределах 180-170 гг. до н.э. а деятельность самого Протогена относится к концу III в. — 170 г. до н.э. (504,с. 169). В декрете в связи с угрозой нападения на Ольвию упоминает и ряд местных племен, неизвестных по более ранним источникам: саи во главе с Сайтафарном, фиссаматы и савдараты. Рад исследователей, начиная с А.Лаппо-Данилевского, на основании некоторых восточных параллелей с именами и названиями видят в них сарматов. Однако, на современном уровне развития языкознания установлена только общая иранская принадлежность скифского и сарматского языков. Разделение скифского и сарматского языков, отнесение конкретных слов, имен и т.д. к какому-либо из них невозможно.

Почти сто лет назад Ф.Браун определил в качестве иранского корень названия «саи», что полностью исчерпывает возможности языкового анализа (64,с,94-95; 355,с.II; I; 171, с.57). С точки зрения сарматской принадлежности саев выглядит необъяснимым распространение этого этнонима на юге Фракии и на островах Северной Эгеиды (171,с.50). Попытка связать с сарматами имя предводителя сайев Сайтафарна по наличию в его имени корня «фарн»(429,с.68) серьезных обоснований не имеет. Установлена общеиранская принадлежность таких имен. Имена с таким корнем широко распространены на Боспоре, встречены также в Ольвии и Херсонесе (267,с.61-62,67).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74