От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Бронзовая круглая штампованная бляха с рельефным изображением человеческого лица имела на обороте железную петлю (рис.10,8). Сопоставление со штампованными золотыми бляшками боспорского производства из Солохи, предложенное Г.А.Дзис-Райко и Е.Ф.Суничук, представляется чисто формальным. Близки анализируемым бляшки аналогичного назначения с таким же сюжетом и изготовленные в той же технике из находок в Бубуе. На них в центре изображено мужское лицо. По краю окантованы рельефным валиком из двух выпуклых полосок с насечками, на бляшке из Великоплоского по краю расположен гладкий выпуклый валик. По сторонам изображения на бляшках из Бубуя отчетливо видны заклепки крепления петли на обороте (339,табл.1,3,4). В целом бляшка из Великоплоского, как и бляшки из Бубуя, по-видимому, должны сопоставляться с украшениями узды сарматского времени, распространившимися в Северном Причерноморье со II в. до н.э.

Основным датирующим предметом в комплексе из Великоплоского является серебряная полусферическая чаша, аналогичная и по форме, и по орнаментации керамическим «мегарским» чашам (рис.10,26,27). Авторы публикации указали аналогии среди экземпляров II-I вв. до н.э.

Однако, они предполагают, что металлический прототип должен предшествовать во времени его воспроизведению в керамике и поэтому датируют серебряную чашу более ранним временем, судя по общей датировке комплекса, еще в пределах III в. до н.э.(161,с.156-157,рис.2,6-9). Подобные соображения приемлемы в качестве исходной идеи о происхождении керамических «мегарских» чаш, но при определении конкретных датировок изделий, найденных в Северном Причерноморье, не могут приниматься во внимание. Если древнейшие «мегарские» чаши относятся еще к III в. до н.э., то расцвет их производства и изготовление в большинстве центров приходятся на II-I вв. до н.э. Для Пергама этого времени характерно производство изделий, подражающим металлическим формам (177,с.170). Как уже отмечалось, в Северном Причерноморье в комплексных находках «мегарские» чаши датируются второй половиной II-I вв. до н.э. По-видимому, этим временем и ограничивается в основном импорт данной категории изделий (как керамических, так и металлических) в наш регион. Общая датировка комплекса из Великоплоского ограничивается датировками бронзового сарматского котла, удил с большими подвижными трензельными кольцами и серебряной чаши в пределах II-I вв., с акцентом на I в. до н.э.

В с.Семеновка Белгород-Днестровского р-на Одесской обл. В насыпи кургана № 20 на уровне древнего горизонта (глубина 0,65-0,8 м при высоте кургана 0,7 м) найдено несколько скоплений находок. Среди них фрагменты гераклейских, синопских, родосских, косских, типа Солоха I амфор, днище лепного сосуда, груда железных предметов: обломки наконечников копий, детали конской сбруи 26 круглых полусферических блях с прямоугольной петлей на обороте, фрагменты удил и прочее. На наибольшем удалении от центра насыпи и, судя по всему, в специальном углублении, на глубине 1,1 м при высоте кургана 0,7 м, — найдены стеклянный кубок, наполненный железными втульчатыми наконечниками стрел, бронзовые скобочки украшения уздечных ремней, железный кинжал (не сохранился), бронзовый налобник с крючком (рис.11), Кинжал был воткнут в землю.

Основное захоронение кургана относится к катакомбной культуре. В скифское время была досыпана насыпь. Погребения скифского времени в кургане отсутствовали. Авторы публикации видят в данном комплексе остатки тризны в честь скифского бога Арея и сравнивает его со святилищем в кургане № 7 в урочище Носаки. По фрагментам амфор, железным наконечникам стрел и стеклянному кубку датировала комплекс концом IV -началом III вв. до н.э. (439,с.108-111).

А.В.Симоненко считает, что железные втульчатые наконечники стрел появились в Северном Причерноморье в III в. до н.э. и сопоставляет наконечники из Семеновки с наконечниками раннесарматской Прохоровской культуры III-II вв. до н.э. Комплекс из Семеновки он относ к первой половине III в. до н.э. (400,с.248-243).

Г.А.Дзис-Райко и Е.Ф.Суничук акцентировали внимание на косских амфорах конца III -начала II вв. до н.э. Несколько расширив датировку стеклянного кубка и наконечников стрел, они отнесли комплекс к концу III в. до н.э. (161,с.185).

Современные представления о хронологии амфор не позволяют считать весь комплекс кургана хронологически единым. Период бытования гераклейских амфор ограничен рубежом IV-III вв., амфор типа Солоха I — третьей четвертью IV в. до н.э. Родосские амфоры развитого типа и хосские конца III -П вв. до н.э. не могут быть связаны с ними. Все это заставляет предполагать наличие двух разновременных комплексов.

Стратиграфические условия, в поле кургана, в удалении от центра, на небольшой глубине при разбросе на значительной площади, но соответствуют условиям закрытого комплекса и вполне это допускают.

Наиболее обособлено скопление вещей со стеклянным кубком. Здесь найдены бронзовый налобник, железные наконечники стрел, бронзовые скобки уздечных ремней, железный кинжал. Как отмечалось, железные втульчатые трехлопастные наконечника стрел в Северном Причерноморье датируются IV в. до н.э. — II в. н.э. Их появление здесь не связано с прохоровской культурой. Кинжал не сохранился и его датировка неизвестна. Авторы публикации видят аналогии стеклянному кубку из Семеновки в стеклянной фиале из Курджипса (97,с.34,81, №№ 9-11). Аналогия не совсем точная. Керамические и металлические сосуды, близкие семеновской чаше, известны в Закавказье в V-IV вв. до н.э.(453,с.66,рис. 5). А.С.Островерхов и Л.В.Субботин привели в качестве аналогии и стеклянную чашу из погребения V в. до н.э. в Алгети (Грузия).

Спектроаналитические исследования состава стекла семеновской чаши показали ее единство с ранней группой чаш, в частности, с чашей из Толстой Могилы (335,с.36). Орнамент на дне семеновской чаши аналогичен орнаменту на донышке серебряного сосуда из Мастюгинских курганов IV в. до н.э. (рис.11,12). Орнамент на последнем выполнен в технике плоского рельефа лепестки выделены углубленными прочеканенными линиями, что весьма сходно с резным орнаментом стеклянной чаши (411, табл.СХIХ, № 304). Г.А.Дзис-Райко и Е.Ф.Суничук совершенно правы, полагая, что импорт кубков из литого стекла в Северное Причерноморье продолжался и в сарматское время. Однако, и формы, и характер орнаментации в это время уже были совершенно иными (415,с .17-22), что связано с новыми центрами производства.

С этой находкой безусловно хронологически едины фрагменты гераклейских и типа Солоха I амфор и, по-видимому, фрагменты фесосских и синопских амфор, широко представлении в тризнах скифских курганов IV в. до н.э. Также к этому времени относится и скопление железных вещей. Найденные в нем круглые выпуклые полусферические с петлями на обороте бляхи конского убора позднее IV в. до н.э. неизвестны. К сожалению, предметы вооружения и фрагменты узда остались неописанными.

Таким образом, в кургане у Семеновки присутствуют два комплекса находок: IV в. до н.э. (не позднее третьей четверти) и конца III-II вв. до н.э. Бронзовый налобник с кроткой, согласно публикации, входил в состав комплекса находок IV в.до П.э, Однако, его большое сходство с остальными налобниками этого типа из северо-западного Причерноморья, несомненно имеющими более позднюю дату, вызывает определенные сомнения в точности фиксации его наложения в кургане.

4. с.Нововасильевка Снигиревского р-на Николаевской обл. Раскопки О.Г.Шапошниковой 1975 г. В поле кургана № 9 найдены железные удила с крестовидными и С-видными псалиями и бронзовый налобник с крючком (рис.12,5). По удилам с крестовидными псалиями А.В.Симоненко датировал комплекс III-II вв. до н.э. Как уже отмечалось, удила с крестовидными псалиями в настоящее время датируются II-I вв. до н. э., что и определяет время комплекса. Удила с С-видными псалиями не противоречат этой дате.

5. с.Снигиревка Снигиревского р-на Николаевской обл. Раскопки В.В.Никитина 1973 г. В поле насыпи кургана № I найдены два бронзовах налобника (рис.12,8,9), звенья бронзовой цепочки, пять бронзовых перстней, железный наконечник копья, железные ножи с костяными рукоятками. А.В.Симонеико находит аналогии наконечнику копья и перстням в комплексе из Великоплоского и датирует оба III в. до н.э.

Как уже отмечалось, комплекс из Великоплоского должен датироваться II-I, а скорее I в. до н.э. Соответственно и находки из Снигиревки.

6. г.Керчь. Курган у дороги на Булганах. Раскопки 1914 г. Здесь по данным А.В.Симоненко, в конском захоронении найдены серебряный налобник с крючком (рис.12,6) и шесть круглых бляшек. Его дату исследователь не указал, но, судя по таблице, отнес к III-II вв. до н.э. (400,0.240).

Памятник недостоверен. В статье дана ссылка на «Древности Боспора Киммерийского», изданные в 1854 г., где не мог быть опубликован курган, исследованный в 1914 г. На указанной таблице (XXX,6) изображены серебряные вещи из различных Керченских курган №№ серебряный налобник в их числе. В пояснениях к таблицам происхождение на налобника не указано и, в отличие от прочих вещей, о нем сказано, что это предмет неизвестного назначения, публикуемый в надежде, что будущие находки прольют свет на его функции. Таким образом, его происхожденне и датировка неясны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74