От Скифии к Сарматии

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74

Для полноты историографического обзора необходимо также упомянуть работы Я.Харматы и Т.Сулимирского. Частичный или полный отрыв от археологических источников, весьма вольная трактовка письменных источников привели исследователей к весьма оригинальным реконструкциям событий IV-I вв. до н.э. Мои впечатления к тем разделам их работ, которые посвящены пребыванию сарматов на территории Северного Причерноморья (519,c.7-39; 546,с.92-103). В то же время следует отметить, что в отечественной историко-археологической литературе отсутствуют исследования по сарматской тематике такого хронологического и территориального охвата, от возникновения в Поволжско-Уральских степях до заключительных действий на Североафриканском побережье в общем потоке движения племен эпохи переселения народов.

Подводя итог анализу становления и развития представлений о разгроме и распаде причерноморской Скифии в результате сарматского завоевания с востока, о времени и характере смены скифского населения сарматским, необходимо констатировать следующее. Сведения о завоевании Скифии сарматами имеют легендарный характер, что при отсутствии хронологических привязок допускает полную свободу в их интерпретации. Исторический контекст событий в Северном Причерноморье этого времени весьма сложен и указаний на время cарматского завоевания не дает. Все варианты представлений о сарматском завоевании сложились в нашей исторической науке на этапе ее зарождения, первичной выработки концепций исключительно на основе письменных источников (В.Н.Татищев, Н.Н.Карамзин и др.). Учитывая характер письменных источников по этим событиям, приоритет в освещении этой проблемы может принадлежать только археологическим источникам. В дальнейшем ее разработка велась в этом направлении (М.И.Ростовцев). Необходимо обратить внимание на следующую деталь: археологическая разработка гипотезы сарматского завоевания Северного Причерноморья предпринималась только в направлении подтверждения концепции, сложившейся на основе анализа письменное источников. И при утрате силы одной системы доказательств (гипотеза М.И.Ростовцева) предпринимаются усилия только в одном направлении, найти ей замену, без попыток осмысления недостатков старой гипотезы, даже с частичным использованием ее аргументации, на сегодняшний день утратившей силу. Причем, новые концепции, отличающиеся односторонностью подхода, не являются равноценной заменой гипотезе М.И.Ростовцева и представляются гораздо менее убедительным.

Поскольку сарматское вторжение с востока считается не единственной причиной заката Великой Скифии, обратимся к проблеме экспансии в Северное Причерноморье с запада.

1.2. Кельтское нашествие в Северное Причерноморье.

Одну из причин распада причерноморской Скифии, наряду с разгромом Атея и вторжением сарматов с востока, принято видеть также во вторжении кельтов с запада в III в. до н.э. Единственным основанием для этого предположения является упоминание галатов и скиров в ольвийском декрете в честь Протогена (521, №32). Как явствует из декрета, галаты и скиры только предполагали нападение на Ольвию. Из декрета также следует, что эта угроза была кратковременной и быстро миновала, так и не осуществившись. Все это заставляет отрицательно относиться к вероятности похода скиров и галатов на Ольвию (53,с.142), но не исключает их пребывания или продвижения в известной близости. В последнее время исследователи пытаются связать с этим событием прекращение существования греческих и скифских поселений Нижнего Поднестровья и Побужья около середины III в. до н.э. В скирах и галетах ольвийского декрета они видят кельтов Балканокого полуострова ( 307,с.199; 243,с.12; 336; 385; 41,с.323,342). Для тех же поселений Нижнего Поднестровья Т.Л.Самойлова указала иную дату прекращения их существования, конец III в. до н.э., предполагая ту же причину (398, с.100).

В.П.Петров отмечал, что «как только декрет был введен в научный оборот, галатов декрета начата связывать с галлами, с походами кельтов в Грецию и Азию, о периодом могущества галлов в странах, смежных с Понтом Евксинским». «В литературе укоренился тезис о галатах, отождествленных с галлами, которые будто бы воевали с Ояьвией. Более того, с педантичной тщательностью ученые стали выяснять, с какими из чисто кельтских народов могли воевать ольвиополиты» (355, с.92-96).

Как заметил М.Домарадский, эта концепция возникла на базе капитальных трудов европейских ученых XIX в., в которых на основании крайне противоречивых исторических источников были предприняты попытки детальной реконструкции политических событий. В них заложено представление о возникновении во Фракии в результате нашествия 280-277 гг.до н.э. смешанного галло-фракийского народа и могучего государства. На основании распространения кельтской топонимики в Нижнем Подунавье и, не в последнюю очередь, благодаря упоминанию галатов в ольвийском декрете, сложилось представление о северных границах этого государства, достигавших Днестра (167,с.4).

В отечественной литературе декрет в честь Протогена был впервые интерпретирован В.В.Латышевым, который соотнес галатов на декрета с деятельностью галатов на Балканском полуострове и датировал III в. до н.э., невзирая на палеографические контраргументы, противоречившие столь ранней датировке. В.В.Латышев соотносил декрет с временем существования кельтского царства во Фракии между 280-213 гг .до н.э., с первой половиной этого периода (257,с.70-86). Позднее на основании просопографии он отнес время жизни Протогена ко второй половине III первой четверги II вв. до н.э., а время издания декрета не позднее 213 г. до н.э., года разгрома царства во Фракии (258,с.55). Как отметил В.П.Петров, В.В.Латышев поддался давлении историографической традиции. Отрицая, что галаты — это галлы, он согласился, что они кельты. В скирах он видел также родственных галетам кельтов. «Мысль о тождественности галатов и галлов была отброшена, но фикция кельтских вторжений сохранилась, оставшись неизменной до нашего времени» (355,с.93).

По вопросу этнической атрибуции галатов и скиров из декрета в честь Протогена существует колоссальная литература. Основные точки зрения по этой проблеме сформулированы Д.А.Мачинским:

I). Галаты декрета это кельты Подунавья, а скорее всего, те галаты, которые между 279-212 гг .до н.э. создали сильное объединение на территории Фракии.

2). Галаты декрета второе, ошибочное наименование германцев-бастарнов, занимавших с конца III в. до н.э. леса и лесостепь к востоку от Карпат и к северу от устья Дуная.

3). Галаты декрета второе, вполне верное наименование бастарнов, которые были крайним восточным кельтским (галатским) объединением или этнически смешанной группировкой, в которой ведущую роль играли галаты (301,0.52).

Совершенно очевидно, что решение проблемы состоит прежде всего в выяснении датировки декрета, соответственно, установлении времени жизни Протогена, времени появления скиров и галатов в поле зрения ольвиополитов. Выяснение этих данных позволяет сделать выбор во времени: сопоставлять ли события декрета с деятельностью галатов во Фракии 279-212 гг. до н.э. или с продвижением бастарнов и скиров на Дунай в конце III начале II вв. до н.э.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74