Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

В этих условиях вывод римлянами своего гарнизона из Херсонеса поставил этот город в особенно тяжёлое положение. Дело в том, что пребывание римского гарнизона в течение ряда лет в Херсонесе не прошло для последнего бесследно. При поддержке римлян политическая власть в городе окончательно сосредоточилась в руках узкого круга наиболее состоятельных граждан.. Херсонесские надписи показывают, что важнейшие государственные должности из поколения в поколение занимаются членами одних и тех же знатных и богатых семей, причём одно и то же лицо на протяжении своей жизни успевает занимать почти все высшие городские магистратуры. Весьма показательна с этой точки зрения одна изхерсонесскихнадписей (II в.н.э.) на мраморном пьедестале памятника некоего Аристона, сына Аттины. Из содержания надписи выясняется, что шесть лет он был послом в Риме, два раза был послом к боспорскому царю, далее занимал должность продика, номофилака, два раза был демиургом, был жрецом и государственным казначеем.

Известны и другие херсонесские надписи, позволяющие прийти к тому же выводу. Некоторые из них показывают, что в государственном строе Херсонеса произошли и структурные изменения. Они сводились к уменьшению числа магистратур путём соединения нескольких в одну. Так, с должностью первого архонта, избираемого из среды наиболее знатных и богатых граждан, теперь соединяются обязанности и права прежде отдельно избираемых стратегов и так называемого «царя». Уменьшается и число лиц, избираемых на отдельные должности; раньше номофилаков, наблюдавших за соблюдением законов, избиралось пять, иногда и больше, теперь же их избирают только в количестве трёх человек. Таким образом, уменьшилось и число граждан, в каждый отдельный год осуществлявших соответствующие правительственные функции, и сузился тот социальный круг, к. которому они принадлежали. И то и другое явилось прямым результатом продолжающегося развиваться процесса социальноимущественного расслоения. При таких условиях способность города к самозащите от внешних врагов, зависящая во многом от сплочённости коллектива граждан, неизбежно должна была пасть.

Нечто весьма схожее наблюдается и в Ольвии. И здесь, судя по надписям, сужается круг граждан, активно участвующих в управлении городом. Что касается способности Ольвии к самозащите, то из ольвийских надписей II в., кажется, только одна упоминает о стратегах, которым удалось «свести на толпы врагов трофееносную победу». Зато гораздо чаще встречаются упоминания о торжественных «встречах» скифских и сарматских царей и направлении к ним посольств. Эти дипломатические приёмы дорого обходились ольвийским гражданам. «Встречать» царей и отправлять к ним послов нельзя было с пустыми руками. Большинство почётных декретов первых веков нашей эры мотивируются именно такого рода услугами, оказываемыми чествуемыми гражданами обедневшему городу.

Во II в., в годы правления в Риме Антонина Пия (138—161 гг.), Ольвии пришлось пережить наступление нового врага — тавроскифов. Не будучи в состоянии отразить их собственными силами, Ольвия обратилась за помощью к римскому правительству. Из Нижней Мезии на помощь Ольвии были высланы войска. Совместно с ольвийским ополчением они оттеснили тавроскифов. После этого в Ольвии был оставлен постоянный римский гарнизон.

Это событие явилось началом второго периода в римской оккупации ряда пунктов на северочерноморском побережье, в том числе и Херсонеса, который одновременно с Ольвией добивался присылки римских войск.

Предоставленный собственным силам Херсонес должен был обращаться за помощью к Боспору. Однако зависимость от более далёкого Рима представлялась ему, очевидно, менее обременительной. Отсюда понятно настойчивое стремление Херсонеса, известное нам из надписей, поставить себя под защиту Римской империи. Об этом усиленно хлопотал упоминавшийся херсонесский гражданин Аристон, сын Аттины, но, видимо, так и не добился своей цели. Более успешным было ходатайство Гераклеи — метрополии Херсонеса; будучи связанной с Херсонесом прочными экономическими и политическими узами, она на протяжении столетий выступает в качестве союзника Херсонеса в ряде внешнеполитических вопросов. Херсонесский почётный декрет в честь Гераклеи рассказывает о посольстве «благочестивейших отцов Гераклеотов» в Рим к императору Антонину. В результате этого посольства Херсонес сбросил с себя зависимость от Боспора и получил, наконец, долгожданную «свободу». Но эта «свобода» носила чисто формальный характер.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101