Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Однако вопрос о фактическом подчинении Боспора Риму всецело зависел от реального соотношения сил и тех конкретных возможностей, какими в каждый отдельный момент располагала Римская империя.

В такой же мере это можно сказать о взаимоотношениях Рима с Херсонесом и Ольвией. Впрочем, последняя в I в. до н. э., после разорения её гетами, лежала в развалинах.

Что касается Херсонеса, то после смерти Митридата Евпатора город и принадлежащая ему территория были включены в состав Боспора. Эта зависимость тяготила Херсонес.

Независимость, дарованная Цезарем Херсонесу, оказалась весьма непрочной. После смерти Цезаря город, по-видимому, её утратил, но при Августе римское правительство вновь даровало ему свободу. Восстановление независимости Херсонеса нашло своё отражение в появлении нового херсонесского летосчисления. Оно вводится, начиная с 25/24 г. до н. э. С этого года в Херсонесе монеты и надписи начинают датироваться годами «царствования Девы». Вряд ли, однако, предоставленная городу свобода была действительной. Близкое соседство с гораздо более сильным Боспором и удалённость от Рима, к которому можно было бы, в случае чего, обратиться за помощью, делали её призрачной.

Фактически Херсонес в эти годы, несомненно, продолжал находиться под контролем Боспора, пытавшегося полностью его подчинить. Это отразилось в одной легенде, сохранённой византийским писателем Константином Багрянородным, которая, по всем признакам, отражает действительное положение Херсонеса в I в. н. э. Речь в этой легенде идёт о Гикии — дочери первого архонта Херсонеса Ламаха.

Боспорский царь задумал женить на Гикии своего сына, чтобы таким путём подчинить себе Херсонес. Отец Гикии Ламах выразил согласие на этот брак, но поставил условие, чтобы новобрачные поселились в Херсонесе. Это условие отвечало задуманному боспорским царём плану. Боспорский царевич переехал в Херсонес и поселился со своей молодой женой в городе в обширном доме её отца. Под видом гостей сюда к нему постоянно приезжают группы воинов из Боспора. После каждого такого посещения они делали вид, что уезжали из Херсонеса обратно, но на самом деле возвращались под покровом ночной темноты в дом архонта Ламаха и прятались здесь в его обширных подвалах.

По замыслу боспорского царя и его сына, в этих подвалах должен был постепенно накопиться отряд хорошо вооружённых боспорских воинов, с помощью которого они рассчитывали осуществить в Херсонесе задуманный ими политический переворот и покончить с его независимостью.

План этот раскрылся благодаря случайности. Служанка Гикии уронила веретено. Для того чтобы его достать, она должна была приподнять одну из досок пола. Приподняв её, она увидела вооружённых людей. Узнав об этом от служанки, Гикия решила пожертвовать ради спасения города домом своего отца и своим мужем. По её распоряжению ночью дом был обложен хворостом и подожжён. Вооружённые боспорцы вместе с мужем Гикии погибли в огне. Такой ценой было предотвращено покушение на независимость Херсонеса.

Первая половина первого века нашей эры вообще была для Херсонеса временем тяжёлым. В городе в связи с дальнейшим ростом социально-имущественного расслоения среди граждан обострилась политическая борьба. Олигархические элементы стремились овладеть властью. Благодаря одной из надписей этого времени мы знаем, что в городе произошёл тиранический переворот, но чествуемому в этой надписи херсонесскому гражданину — имя его не сохранилось — удалось восстановить и прежний порядок. В той же надписи упоминается об оскудении запасов продовольствия в городе и нужде граждан в хлебе, о пришедших в ветхость крепостных стенах, которые, видимо, не на что было починить, о волнении народной массы. Из содержания надписи затем следует, что чествуемый гражданин за свой счёт предпринял поездку в Рим, где он хлопотал о свободе города. В его отсутствие приверженцы свергнутого тирана вновь его призвали, и он появился у Херсонеса с большим войском. Но чествуемый гражданин во-время вернулся и предотвратил переворот. За все эти заслуги херсонесские граждане наградили его золотым венком и поставили ему статую.

Из другой херсонесской надписи I в. н. э. следует, что город подвергся нападению скифов, сарматов и других племён, опустошивших принадлежавшую ему территорию. Существуют все основания думать, что это нападение в рассматриваемое время было далеко не единственным. Данные археологических исследований Херсонеса также свидетельствуют о падении экономической жизни города.

В сложившейся обстановке Херсонес в наиболее напряжённые моменты, по-видимому, был вынужден по собственному почину обращаться к Боспору за помощью. В Херсонесе сохранилась надпись, посвящённая Полемону I. В ней он назван «спасителем херсонесцев». Ещё в одной надписи упоминается о торжественной встрече гражданами Херсонеса посла боспорской царицы Динамии. Кроме того, сохранилась часть надписи на постаменте статуи боспорского царя Аспурга, представлявшая собой посвящение херсонесцев.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101