Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

При таких обстоятельствах Митридат твёрдо решил продолжать борьбу с римлянами и скорее погибнуть, но не отдаться им в руки. В голове его зреет новый грандиозный план большого похода из Северного Причерноморья через Фракию, Паннонию, Македонию и Альпы на Италию и Рим.

С исключительной энергией и настойчивостью принимается Митридат к подготовке этого похода. Понимая, что имеющиеся у него силы недостаточны, он вступает в союз со многими причерноморскими племенами. Чтобы заручиться дружбой и поддержкой вождей этих племён, он предлагает им в жёны своих дочерей. Он открывает доступ в свои войска и для свободных и для рабов. Одновременно он заготавливает оружие, строит корабли и военные машины. В результате Митридату удалось довести численность своего войска до 36 000 человек. Кроме того, он располагал силами своих союзников и флотом.

Дальнейшее развитие событий, однако, показало, что вся эта поистине кипучая деятельность Митридата, основанная на политике сближения с окружающими Боспор племенами, оказалась совершенно несовместимой с одновременным сохранением ему верности со стороны рабовладельческих городов побережья. Видимо, интересы господствовавшего в этих городах класса нельзя было примирить с интересами более широких слоёв местного населения. Поэтому если местные племена готовы были оказать Митридату военную поддержку в его борьбе с рабовладельческой державой римлян, то города побережья, напротив, теперь чувствовали себя ближе к Риму, чем к Митридату и его союзникам.

Непосредственные причины, оттолкнувшие их от Митридата, были связаны, с одной стороны, с римской блокадой побережья, с другой стороны,— с увеличившимися поборами Митридата. Римская блокада побережья ударила по торговым интересам городов. Что же касается налоговой политики Митридата, то совершенно понятно, что в ходе приготовлений к новому походу он не мог не увеличить выплачиваемые городами налоги. В результате в Фанагории, когда Митридат направил туда часть своих войск, вспыхнуло восстание. Это восстание сразу же было подхвачено и другими городами Боспора. К восставшим примкнул также Херсонес. Вскоре брожение распространилось и на часть войск Митридата. В сложившейся напряжённой обстановке сын Митридата Фарнак окончательно потерял веру в успех предпринятого его отцом дела. Подобно Махару, и он вступил в тайные переговоры с римлянами. В то же время он стал склонять воинов Митридата к измене. Очевидно, ясно себе представляя, что вокруг него происходит, Митридат стал особенно подозрительным. Жертвой его подозрительности пал один из его сыновей Эксаподр, убитый по его приказанию. Это побудило Фарнака действовать ещё более решительно. Впрочем, организованный им против Митридата заговор был раскрыт, его участники подверглись пыткам и смертной казни, но самого Фарнака Митридат пощадил. Зная мстительность своего отца, Фарнак после этого не мог быть уверенным в своей безопасности; он решился ещё раз попытать счастье.

Отправившись в лагерь римских перебежчиков, он стал их убеждать перейти на его сторону. Той же ночью верные Фарнаку люди побывали и в других лагерях. С наступлением дня римские перебежчики подняли крик. В войсках началось восстание, к которому примкнули и матросы. Разбуженный шумом, Митридат спросил, что происходит. Ему отвечали, что войска приветствуют его сына, вступающего на престол. Митридат вышел сам к восставшим и пытался их успокоить. Но волнение не утихало. К восставшим стал присоединяться народ. Восставшие требовали смерти Митридата. Под Митридатом была убита лошадь. Самому ему, однако, удалось спастись во дворце. Между тем войско провозгласило Фарнака царём. Митридат видел всё это с галереи своего дворца. Теперь ему было ясно, что всё для него погибло. Он принял решение покончить с собой. Митридат постоянно носил с собой яд в рукояти своего меча и теперь обратился к этому последнему средству. Две находившиеся с Митридатом дочери также покончили с собой при помощи яда. Он сразу оказал на них своё действие. Но привыкший к различным ядам организм Митридата не поддался действию принятого яда. Не желая попасть живым в руки римлян, Митридат попросил находившегося рядом с ним предводителя кельтов оказать ему последнюю услугу — помочь ему покончить с собой. Тот исполнил просьбу Митридата. Так закончилась жизнь этого непримиримого противника Рима, который, по признанию самих римлян, был одним из самых опасных его врагов.

Известие о гибели Митридата и переходе на сторону римлян Фарнака вызвало в Риме ликование. Своей победой над Митридатом римляне, однако, были обязаны не успехам своего оружия, но сложной внутренней обстановке на самом Боспоре. Это была пассивная победа. История римско-боспорских отношений в последующих десятилетиях показывает, что и потом римское правительство долгое время не было в состоянии активно влиять на события, происходившие помимо его воли на Боспоре.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101