Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Античные писатели рассказывают о жестокости и грубости тавров. Среди тавров были, по их словам, распространены человеческие жертвоприношения, и жили они войной, разбоем и пиратством. Археологические исследования горного Крыма действительно показали, что в древности здесь не было благоприятных условий для земледелия и скотоводства и главными занятиями жителей были рыболовство и охота. Археологический материал создаёт представление о сравнительно низком уровне материальной культуры таврских племён.

Основным местным населением Северного Причерноморья к концу рассматриваемого периода (т. е. к VII в. до н. э.) были скифы. Под этим именем древние греки разумели целый ряд местных племён, населявших обширное пространство от Нижнего Истра (Дуная) и до Танаиса (Дона). На севере и на востоке за Доном со скифами соседили племена не скифские. За Доном, во времена Геродота, в частности, находилась область, заселённая племенами «савроматов» или, как их стали называть в уже более позднее время,— «сарматов».

По всем признакам сарматы находились в близком родстве со скифами. Эта близость сказывается и в быте, и в их языке.

По свидетельству ряда античных писателей, в быте сарматов особую роль играла женщина; отсюда можно заключить, что у сарматов дольше, чем у скифов, сохранялись пережитки матриархата.

Близкими к скифам были также племена меотов, населявших побережья Меотиды (Азовского моря) и области Кубани.

Наиболее обстоятельные и реалистические сведения о древних скифах содержатся у Геродота. Мы не можем с уверенностью определить, когда в основе его изложения лежат личные впечатления, связанные с предполагаемым нами его путешествие л в Северное Причерноморье, какие из сообщаемых им сведений он заимствовал у своих осведомителей, очевидно, понтийских греков, и, наконец, что именно он почерпнул из письменных источников. Тем не менее характер описательных приёмов Геродота в основных чертах ясен. Он описывает местный мир, разделив его на четыре части — четыре своего рода зоны наблюдения. При этом по мере удаления на север характер сообщаемых Геродотом сведений становится всё менее и менее определённым. Заканчивается каждое из этих четырёх описаний упоминанием о незаселённой людьми пустыне или, в одном случае, перечнем таких данных, к каким сам Геродот относится с недоверием.

image019

Геродот ведёт свои наблюдения над описываемой им страной всегда из какого-либо одного избранного им пункта. В данном случае таким пунктом для наблюдений, судя по всем признакам, был избран город Ольвия. Отсюда ясно, почему его этнографические описания начинаются с племён, находившихся в непосредственной близости к этому городу. Геродот перечисляет их по именам: каллипиды, алазоны. Об алазонах он сообщает, что они сеют и употребляют в пищу хлеб, а также лук, чеснок, чечевицу и просо.

За алазонами живут «скифы-пахари», которых Геродот характеризует уже по гораздо более общему признаку их хозяйственного быта: они сеют хлеб не только для собственных нужд, но и на продажу, что очень важно отметить, так как в хлебной торговле была очень заинтересована греческая колония Ольвии. По всем признакам территория, населённая «скифами-пахарями», входила в сферу торговых оборотов ольвийских купцов.

Благодаря указаниям самого Геродота, подкрепляемым сопоставлением его сведений со свидетельствами других авторов, удаётся сравнительно точно определить территорию, населённую названными выше племенами и «скифами-пахарями». Этот район примыкал к обоим берегам Буга.

Каллипиды и алазоны, таким образом, действительно были наиболее близкими соседями Ольвии. Местные ольвийские греки должны были поэтому их хорошо знать.

Что касается «скифов-пахарей», находившихся уже на значительно большем расстоянии от Ольвии, то вполне естественно, что и сведения о них носили более общий и расплывчатый характер. За «скифами-пахарями» жили не скифские племена невров, с которыми жители Ольвии, очевидно, никогда непосредственно не сталкивались и знали о них только понаслышке. Сведения об этих племенах поэтому носили весьма неопределённый и, по мнению Геродота, не заслуживающий доверия характер.

В описании населения других частей страны Геродот не приводит таких подробностей об отдельных племенах, как в первом своём описании. Мы не найдём в нём и перечня отдельных племён по именам. Так, население большой территории, простирающейся на восток от Борисфена (Днепра), он характеризует по самому общему признаку хозяйственного быта, обобщая его под именем «скифов-земледельцев». Здесь Геродот преследует совершенно определённую цель: он противопоставляет и хочет отличить эту земледельческую группу населения от ещё более обширной группы кочевников. Последние живут ещё дальше на восток и, по словам Геродота, «не сеют и не пашут».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101