Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Другой тип греческих объединений восходит к племенным союзам, известным уже в глубокой древности. В эти объединения обычно входили близкие соседи, связанные общностью культа и общей святыней. Таким было объединение аркадян вокруг культа Зевса Ликейского, объединение ахейцев на северном побережье Пелопоннеса вокруг культа Зевса Эгейского, аналогичные объединения у этолян, акарнанцев, фокейцев и др.; эти объединения, порождённые потребностью в общении нескольких племён друг с другом, не носили ещё политического характера, и при наличии общих культов каждый из городов фактически продолжал сохранять свою обособленность и независимый политический строй.

Оба отмеченных типа греческих объединений вряд ли могли найти для себя почву на берегах Боспора Киммерийского. На далёкой окраине эллинского мира между колонистами вряд ли могли установиться такие связи и общность, какие в центральной Греции порождались многовековым соседством и племенной близостью. По крайней мере, мы ничего не знаем о таких связях между боспорскими городами. Здесь не было такой напряжённой борьбы с врагом, которая потребовала бы от боспорских городов объединения их сил. Местный мир в первые века колонизации не изжил ещё племенной раздроблённости. Борьба с отдельными племенами при таких условиях не могла заставить греческие города поступиться своей традиционной независимостью.

Напротив, есть все основания предполагать, что во взаимоотношениях городов-колоний с местным населением преобладали мирные, торговые связи, что, конечно, не исключало возможности отдельных военных столкновений.

Скорее всего объединение боспорских городов напоминало союзы, подобные Делосскому и Пелопоннесскому, которые возникают уже в более позднее время. В этих союзах на первый план выступают уже не моменты племенной и религиозной близости, а моменты экономические и политические.

Не приходится отрицать, что моменты общности интересов такого рода должны были иметь место и в среде боспорских колонистов.

Все боспорские города в одинаковой мере были торговыми городами и, следовательно, в одинаковой мере были заинтересованы в организации хлебного экспорта. Их объединение открывало перспективы значительных экономических выгод. Страна была плодородной, а воды Азовского моря и Керченского пролива изобиловали рыбой. Господство над этим проливом открывало пути и на север, к устью Дона, и на юг, обеспечивая широкие возможности для развития морского экспорта зерна, рыбы и рабов в центральные районы Греции. С другой стороны, объединение их должно было отвечать и соображениям военно-стратегического характера.

Впрочем, мало вероятно, чтобы все эти экономические и политические причины, взятые сами по себе, смогли заставить боспорские города-колонии поступиться своей независимостью. Сколько раз в истории греческих городов V и IV вв. до н. э. соображения экономической и политической выгоды могли подсказывать необходимость и целесообразность объединения! Но противоположные тенденции всегда брали верх, и эллинские полисы продолжали отстаивать свою независимость всеми средствами.

Значит, только какие-то совершенно исключительные обстоятельства могли привести к перелому и вызвать к жизни объединение, построенное — как бы мы его ни рассматривали — всё же на началах отказа его членов от своего прежнего суверенитета.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101