Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

БОСПОР

В отличие от Ольвии и Херсонеса, до конца сохранивших полисную структуру, города-колонии, расположенные по обоим берегам Керченского пролива (древнего Боспора Киммерийского), в 80-х годах V в. до н. э. объединились под властью правительства Археанактидов.

Этим объединением было положено начало государству, просуществовавшему много веков и оставившему после себя заметный след в истории нашего юга. Спустя немногим больше столетия после его образования, начинается рост его территории. В IV в. до н. э. боспорские владения, по выражению одной из надписей того времени, простирались от тавров, т. е. от восточной границы горного Крыма, до «земли Кавказской». На севере сфера боспорского государственного влияния распространилась до устья Дона, где находился подвластный Боспору Танаис. В состав Боспора вошли территории, населённые местными племенами, в силу чего это государство приобретает своеобразные греко-местные черты.

Боспор становится крупной по тому времени колониальной державой, что, естественно, наложило свой отпечаток и на весь его социально-экономический и политический облик. Появляется право сравнивать Боспор с некоторыми государствами, возникшими уже в эллинистическую эпоху,— эллинистическими монархиями, точно так же образовавшимися на греко-местной основе.

Всем античным рабовладельческим полисам в одинаковой мере было свойственно стремление к политической автаркии и взаимной обособленности.

История греческих городов классического периода знает немало попыток преодолеть эту тенденцию, но, как правило, они никогда не приводили к цели. В лучшем случае возникали лишь непрочные объединения городов, быстро заканчивавших своё существование вследствие наличия противоречий внешнего и внутреннего характера. То же наблюдается и на окраинах эллинского мира. История греческой колонизации не знает ни одного примера образования на базе городов-колоний прочных и долговременно существовавших государств.

Мир «варваров» точно так же долгое время не знал прочных политических объединений.

Таким образом, и по отношению к миру античной рабовладельческой цивилизации и по отношению к миру «варваров» Боспор явился своего рода исключением. В своём возникновении он больше чем на столетие опередил эллинистические государства и на многие столетия их пережил. При этом следует подчеркнуть, что он сложился из греческих городов-колоний и местных северочерноморских племён.

Нет никаких оснований сомневаться в том, что боспорские города-колонии были типичными греческими рабовладельческими полисами, как и возникшие на том же самом северном побережье Чёрного моря Херсонес и Ольвия. Можно с полной уверенностью так думать потому, что иных форм социально-политической организации история греческой колонизации вообще не знает.

Что касается местных племён, признавших или вынужденных себя признать подданными Боспорского государства, то это были племена, не изжившие ещё строя родовых отношений; в своём историческом развитии они не дошли ещё до системы развитых классовых отношений.

Выяснение вопроса о причинах, вызвавших образование Боспорского государства, поэтому порождает интерес, выводящий нас за пределы истории Северного Причерноморья. Возникает значительно более широкая проблема. С сожалением, однако, приходится констатировать, что на пути к её освещению возникает целый ряд совершенно непреодолимых затруднений, проистекающих из-за исключительной скудности и фрагментарности источников по истории Боспора этого времени.

Собственно говоря, возникновение Боспорского государства нашло прямое отражение лишь в одном кратком свидетельстве Диодора Сицилийского — в его хронологической заметке о смене правящих династий на Боспоре. В этой заметке сообщается, что в год архонтства Теодора в Афинах, т. е. в 438/37 г. до н. э., на Боспоре прекратилась династия Археанактидов, которые правили 42 года, и власть перешла в руки Спартока, правившего 7 лет. Этими краткими сведениями исчерпывается содержание свидетельства Диодора об Археанактидах и первом представителе новой боспорской династии Спартокидов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101