Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

Нельзя сказать, чтобы и теперь все эти затруднения были полностью преодолены. Однако за последние годы в оценке майкопского и старомышастовского материала наметился совершенно определённый сдвиг. Он явился прямым результатом ряда новых исследований, проведённых советскими археологами. В настоящее время уже наметились совершенно определённые перспективы для сопоставления майкопского и старомышастовского материала как с целым рядом местных северокавказских, так я более далёких памятников.

image005

В этой связи, прежде всего, приходится упомянуть о замечательных, удостоенных Сталинской премии археологических открытиях Б. А. Куфтина в Закавказье, где им были исследованы Цалкинские курганы.

Художественные изделия и отдельные вещи из этих раскопок совпадают не только с северокавказскими находками, но и имеют совершенно определённую аналогию с вещами из царских гробниц в Уре и Джемдет Насра в южной Месопотамии и кипрскими вещами эпохи средней бронзы, довольно точно датируемыми второй половиной III тысячелетия.

В общем эти исследования с бесспорностью доказали наличие прочных связей Закавказья со странами древневосточной и средиземноморской культуры и, с другой стороны, связей Закавказья с Северным Кавказом.

image007

Становится очевидным, что и в пору глубокой древности Кавказский хребет не был непреодолимой преградой в общении между населением, находившимся по обеим его сторонам.

С другой стороны, совпадения майкопского и старомышастовского материала с вещественным материалом из целого ряда других северокавказских курганов даёт теперь право говорить о целом периоде в развитии материальной культуры Северного Кавказа. В археологической литературе всё заметнее становится тенденция отнести его ко второй половине и концу III тысячелетия до н. э.

На майкопской группе памятников наши сведения о внешних связях Северного Кавказа и прилегающих к нему территорий, собственно говоря, и обрываются; обрываются на долгое время, ибо в последующий период импортные изделия здесь почти совершенно исчезают из поля видимости.

Этот последующий период, связанный сначала с распространением по всему Северному Кавказу так называемой культуры «среднекубанских курганов», а потом, с конца II тысячелетия и начала первого,— «Кобанской культуры», захватившей ещё более широкую территорию, оказался периодом исключительно интенсивного развития производительных сил местного общества. Именно в это время отчётливо выявляется местная добыча руды и возникают очаги местной металлообработки. Продукция этих очагов металлообработки в виде медных и бронзовых изделий определённых типов проникает в Крым и дальше в степную полосу.

Находка семи бронзовых топоров, семи серпов и металла в слитках явно кавказского происхождения на Днепре у Борислава, находка вещей также кавказского происхождения в Кривом Роге, находка двух бронзовых топоров кавказского происхождения вблизи Аккермана — дают наглядное представление о масштабе распространения кавказских изделий.

На юго-западе, на прежней территории распространения памятников Трипольской культуры также в это время перестают встречаться вещи импортного происхождения, и складывается местная культура, представленная вещами так называемого «киммерийского» типа.

Факты находок вещей кавказского происхождения в районе Днепра и даже на территории Бессарабии бесспорно свидетельствуют о наличии сношений между юго-востоком и юго-западом.

Можно, таким образом, думать, что к концу рассматриваемого периода межплеменные связи распространяются на всё Северное Причерноморье. Это предположение находит известное подтверждение и в ряде других фактов. Общеизвестно, например, что керамика, найденная в курганах «среднекубанской» группы, в ряде случаев может сопоставляться с керамикой Украины и Поволжья. В погребениях этой эпохи, разбросанных на огромном степном пространстве всего нашего юга, также можно видеть различные варианты одного и того же эволюционирующего типа погребального обряда.

Перечень наблюдений такого рода можно было бы значительно увеличить, но вряд ли в этом есть особая необходимость. Дело в том, что вслед за рассматриваемым периодом в Северном Причерноморье наступает новый период, озарённый уже светом письменности. Поэтому то, о чём иногда, основываясь на материале археологии, можно было только догадываться, теперь выступает перед нашими глазами с полной отчётливостью.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101