Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

СЕВЕРОЧЕРНОМОРСКИЕ ГОРОДА-КОЛОНИИ

Древнейшее из известных до сих пор северочерноморских поселений греков возникает в западной части этого побережья на небольшом острове Березани, расположенном в непосредственной близости от западного берега Буго-Днепровского лимана между нынешними городами Николаевом и Очаковом.

Раскопки на этом острове показали, что здесь уже в VII в. до н. э. существовало греческое поселение, судя по ряду археологических признаков,— ионийская торговая фактория. В конце VI в. до н. э. или в самом начале V в. до н. э. она заглохла и вновь возродилась в виде рыбачьего посёлка уже в римское время.

Первые греческие колонисты, таким образом, предпочли поселиться на острове. Очевидно, они опасались сразу же основать своё поселение на ещё мало им известном материке среди воинственных местных племён.

Поселение на Березани в этом отношении не представляет собой исключение. Из семи греческих колоний, возникших примерно в то же самое время на западном побережье Чёрного моря, две наиболее древние — Истр и Аполлония — также были расположены на находившихся вблизи побережья островах. Вторая из двух названных колоний — Аполлония, по свидетельству Страбона, лишь позднее распространилась на материк.

Островное местоположение упоминаемых древнейших поселений греческих колонистов вряд ли случайно. Создавая гарантии известной безопасности для первых поселенцев, оно в то же время позволяло им разведать близлежащую местность и завязать сношения с местным населением.

В ходе последующей колонизации северочерноморского побережья поселение на Березани, очевидно, сыграло роль своего рода отправного пункта. Существование этого поселения, во всяком случае, следует поставить в связь с возникновением в устье Буго-Днепровского лимана Ольвии, в дальнейшем одного из самых богатых и крупных греческих городов Северного Причерноморья.

Этот город известен античной литературной традиции и, в частности, Геродоту ещё под именем Борисфена, хотя официальным его названием, засвидетельствованным и на монетах и в надписях, была Ольвия или Ольвиополис.

По свидетельству хроники Евсевия, дающей нам небольшое число сведений о времени основания черноморских колоний греков, Борисфен был основан в середине VII в. до н. э.

Существенен вопрос, подтверждается ли сообщаемая Евсевием дата основания города материалом археологических исследований.

Руины Ольвии издавна вызывали интерес. С середины XIX в. они становятся предметом внимательного изучения со стороны, ряда крупных русских учёных-археологов того времени: Уварова, Кавелина, Тизенгаузена и, наконец, выдающегося русского археолога Б. В. Фармаковского. С начала XX в. раскопки Ольвии, проводившиеся из года в год под руководством Б. В. Фармаковского, приобретают систематический и строго научный характер. Можно сказать, что с этого времени Ольвия становится главным центром античной археологии на территории России, открывшей новую страницу в истории русской археологии.

Особенно много было сделано в области археологического изучения Ольвии в годы советского периода. Хотя и по сей день не вся ещё площадь древнего города охвачена раскопками, но то, что расследовано, расследовано очень тщательно. Во многих отношениях проводимые советскими археологическими учреждениями раскопки Ольвии, несомненно, являются образцовыми, и известный нам ольвийский археологический материал служит надёжным фундаментом для выводов. Между тем приходится констатировать, что этот материал не подтверждает Евсевия. До сих пор на территории Ольвийского городища был найден только один обломок греческой вазы, бесспорно датируемый VII в. до н. э. Древнейший культурный слой Ольвии в целом характеризуется находками, относящимися уже к VI в. до н. э.

В современной литературе было высказано предположение, не относится ли сообщаемая Евсевием дата к поселению на острове Березани. Может быть, не случайно, отмечая в своей хронике возникновение новой колонии, Евсевий называет её не Ольвией, а Борисфеном. Может быть, название «Борисфен» первоначально относилось к поселению на Березани. Если жители этого поселения в дальнейшем приняли участие в основании Ольвии, то они легко могли перенести имя своего прежнего и потом заглохнувшего поселения на новое место. Такое предположение тем более вероятно, что история северочерноморской колонизации знает другой случай перенесения старого названия на новое место. Несколькими веками позже, когда на другой, восточной стороне северочерноморского побережья заглохло под влиянием изменения режима реки античное поселение у современной станицы Елисаветовской, его имя «Танаис» было перенесено переселившимися жителями на другое место близ современного села Недвиговки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101