Северное причерноморье в античную эпоху

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101

И всё-таки общественный строй скифов, сарматов и меотов времени Геродота и после него сохранял ещё многие черты первобытно-общинного строя, причём у некоторых из них (например, у сарматов) сохранялись ещё пережитки матриархата.

Как уже указывалось, для структуры местного общества прежде всего характерна типичная для ещё не изжившего себя родо-племенного строя расчленённость на многие племена. Каждое из таких племён, судя по Геродоту, имело свою племенную территорию и свои, также весьма типичные для родовой военной демократии, органы управления: народное собрание, совет старейшин и царя.

Скифские цари, даже в тех случаях, когда они возглавляли объединения нескольких племён, продолжали по сути дела ещё оставаться племенными вождями. По всем признакам, тут ещё не произошло обособления публичной власти, уже не совпадающей непосредственно с населением, организующим самого себя как вооружённая сила, о котором говорит Энгельс в своей характеристике нового порядка общественных отношений, идущего на смену родовому строю.

Излагая легенды о скифском золоте, Геродот упоминает об обычае предоставлять заснувшему с этим золотом во время особого праздника «столько земли, сколько он сам объедет на коне в один день». Основываясь на этом сообщении, некоторые исследователи делают вывод о ежегодном распределении земли у оседлых скифов и ограничении наделов. Хотя такое заключение несколько произвольно, поскольку оно основано, может быть, на весьма вольном толковании Геродотом местного сказания, всё же факт отсутствия застывших форм в земельных отношениях и регулярные перераспределения земли представляются вполне возможными в стране, ещё не знакомой с аграрным перенаселением.

В рассматриваемое время предметом индивидуальной и семейной собственности у древних обитателей Северного Причерноморья, очевидно, было только движимое имущество и скот. При передаче этого имущества после смерти собственника, судя по некоторым упоминаниям Геродота, существовал порядок так называемого минората. Согласно минорату, имущество, оставшееся после смерти отца, переходило к его младшему сыну, старшие же сыновья выделялись, очевидно, ещё при его жизни. Для строя патриархальных отношений также весьма характерно, что в состав переходившего по наследству имущества входили и жёны умершего. Так, например, скифский царь Скил, по рассказу Геродота, унаследовал от своего отца, помимо власти, одну из его жён — скифянку Скию.

О наличии родо-племенных форм социального строя говорит и распространённый у скифов обычай побратимства. Когда, по сообщению Геродота, два не состоявшие друг с другом в родстве скифа хотели установить тесный союз, они смешивали несколько капель своей крови в общем сосуде с вином и совместно его осушали. Этот обычай показывает, что кровные связи ещё не утратили своего значения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101